Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » Их унижают, оскорбляют, бьют… в собственном доме

Их унижают, оскорбляют, бьют… в собственном доме

31-03-2015, 16:30  1085

Насилие в семье – актуальная проблема для многих стран мира и для Приднестровья в том числе.
Чаще всего жертвами насилия в семье становятся женщины. Насилие в отношении женщин представляет собой одну из форм дискриминации, которая серьезно ограничивает возможности женщин в плане пользования правами и свободами на основе равенства с мужчинами.
Домашнее насилие в Приднестровье является достаточно распространенным явлением, о чем свидетельствуют данные социологического исследования, проведенного Центром развития и поддержки гражданских инициатив «Резонанс». Согласно им, 22,3% женщин, находящихся в браке или сожительстве, подверглись физическому насилию. Из общего числа опрошенных 35,7% хотя бы раз в своей жизни являлись жертвами физического насилия со стороны мужей. Психологическому насилию подвергалось 60,2% женщин1 .
В настоящее время реальная помощь жертве, оказавшейся в ситуации насилия в семье, государством не оказывается. Действующие законодательные акты, имеющие отношение к данной проблеме не достаточно эффективны. Сотрудники правоохранительных органов, которые непосредственно должны оказать помощь жертвам насилия, не в полной мере понимают значимость и последствия проблемы, поэтому не всегда реагируют должным образом на заявления пострадавших. Профилактическая работа с агрессорами не достаточно эффективна.
Страдания от насилия - это не проблема одной какой-то женщины. В результате насилия в семье страдает не только жертва, но и агрессор, дети и родственники, друзья, общество и государство.

Женское «счастье»


После окончания школы жизнь у Тани2 как-то не складывалась. Продолжать учебу не было финансовой возможности, найти постоянную работу не получалось. Трудная экономическая ситуация негативно отразилась на всех членах её семьи. Предприятие, на котором трудились родители, вначале работало с перебоями, а затем и вовсе перестало функционировать. Семья перебивалась случайными заработками. Те небольшие средства, которые удавалось заработать, полностью уходили на скудное питание и коммунальные услуги. А порой и на это не хватало, потому что отец, и ранее не гнушавшийся рюмочку пригубить, уходил в запой.
Скандалы по поводу и без стали нормой жизни. Очередная ссора, сопровождавшаяся размахиванием топором, к счастью, прошла без жертв. Но совместное проживание в однокомнатной квартире уже не представлялось возможным.
Денег на то, чтобы снять другое жилье в Тирасполе не было. Мать и дочь несколько дней вынуждены были жить в заброшенном гараже. При этом квартира была оформлена на супругу, которая в свое время получила её от предприятия.
На фоне семейных неурядиц, съемных квартир и неизбывной нищеты в жизни Тани появился взрослый мужчина.
«Ты никогда не бывала на море? Наступит лето, и мы с тобой поедем, куда захочешь!», - его слова звучали музыкой.
«У него золотые руки, он мастер своего дела, у него всегда заказы», - убеждала подруга, которой он приходился братом.
… Мечта о море не сбылась. Впрочем, как и о ЗАГСЕ, лимузине и пышном подвенечном платье. Дом в селе, трое деток, изнурительная для непривычного работа в поле и огороде. И снова - пьяные скандалы, оскорбления, побои.
Казалось, из этого замкнутого круга не вырваться. Бежать было не куда, и не было средств к существованию.
С уходом из жизни отца, мать Тани вернулась в свою квартиру. Тогда молодая женщина с детьми переехала к ней.
Младшему сыну - 8 месяцев, среднему – 9, старшему – 11 лет. О том, чтобы искать работу не могло быть и речи. Жили на бабушкину зарплату дворника. Позднее Тане удалось оформить детское пособие как матери-одиночке.
Возвращение к маме решило проблему лишь частично. Один-два раза в месяц, иногда чаще, муж приезжает. Иногда что-то привозит детям. Редко эти встречи обходятся без печальных происшествий – сцен ревности, попреков, а иногда и рукоприкладства. Визиты сопровождаются просьбами вернуться к совместной жизни, где теперь все будет очень хорошо. Либо хвастовством об отношениях с другими женщинами, с рефреном: «Да кому ты нужна!».
В милицию Таня не обращалась. «А чем это поможет? Только обозлится… А если оштрафуют, кому от этого лучше станет? Сейчас хоть сотню-другую дает, а так и этого не будет».
О том, чтобы оградить от агрессора себя, детей, да и пожилую маму, которая также страдает, наблюдая мучения дочери, Татьяна не помышляет: «Хоть какой, но отец у детей должен быть, тем более у мальчиков».
«Не знаю, пусть сами разбираются. Я помогаю, чем могу, но в их отношения не лезу», – такова позиция Таниной мамы.
«Это просто дурдом», - говорит соседка по лестничной клетке. – «Как Витька появился – жди скандал. Она говорит: у детей должен быть отец. Но разве такой отец им нужен? Какой пример он детям подает, тем более мальчикам? Разве хорошо им, когда дома мат-перемат и мамка с синяками? Вначале думала, что хоть помогает он им, да что это за помощь? Торбу яблок привез? А если какую копейку и дал, так всю душу вымотал…»
«При хорошей жене и муж хороший, - считает сестра Виктора, также проживающая в селе. - Она неряха, лентяйка. В огороде сорняки, кушать не сварено, детьми не занималась. Пил он? Пил. Запьешь от такой жизни… Но ведь, и она с ним пила. Детей вот жалко, детей жалко».

Был бы милый рядом?..


История рыбничанки Натальи, на первый взгляд, совсем не похожа на жизнеописание Татьяны. Но есть общее в их судьбах – это страдания, женские слезы.
Глядя на неё, никогда не подумаешь, что такая женщина может быть жертвой насилия в семье. Стройная, ухоженная, элегантная, интеллигентная, эрудированная, с высшим образованием. Несмотря на это более десяти лет женщина подвергается насилию в семье. А вместе с ней и дочь мужа. Но, обо всем по порядку.
Илья вошел в её жизнь в трудный период. Первый муж трагически погиб. Наташа не могла смириться с потерей, страдала от одиночества. Музыканту Илье, сыплющему шутками-прибаутками, да к тому же еще и мастеру полочку прибить, машину починить, удалось развеять её тоску.
Но ревность омрачила совместную жизнь.
«Рядом с Наташей он видел, что недостаточно образован. Может, и не так привлекателен, как хотелось бы. А она всегда на людях, в центре внимания и, как кажется ему, всегда на грани измены. А она любит его, иначе давно бы уже выставила за дверь. Ведь он живет в её квартире. Да еще и дочь его. А в последние месяцы уже и со своим молодым человеком! А Ната всех их обстирывает, убирает, кушать готовит. И еще «получает» при этом. Замазывает синяки тональным кремом, и идет на работу…».
По долгу службы Наталья периодически выезжает в командировки. Ни отъезды, ни возвращения без скандалов не обходятся. После одной из таких поездок, ситуация стала настолько опасной для жизни, что Наталья вызвала милицию. «В тот момент я думала: повезло, что приехали быстро, что легко отделалась - синяками и сломанным пальцем. Было реально страшно», - рассказывает она.
Но… на следующий день Наталья забрала заявление из милиции.
«С одной стороны было стыдно – на работе узнают, и вообще… С другой, - жалко ведь его. У него судьба такая тяжелая, он воевал, неравная система расшатана. И уже привыкла с ним, столько лет вместе… И, если честно, мне ведь уже не шестнадцать. Боюсь одиночества…».
«Понимаю, что не прав, наверное… Но люблю её, очень люблю. Без неё тяжело. Боюсь её потерять… А она такая красивая, уезжает часто, а возле неё всегда люди, мужчины. И… да, где-то я себя не очень контролирую. Но у нас уже все хорошо», - утверждал гражданский муж Натальи. Но за время, прошедшее со дня интервью, произошло уже несколько скандалов на почве ревности.
«Мы живем отдельно и не видим эти ссоры, но, конечно, знаем, что они периодически происходят. Точнее сказать: происходят постоянно. Но что мы можем сделать? Чем помочь?», - сокрушаются дочь и зять Натальи.
«Да, у нас бывает по-разному, - рассказывает дочка Ильи. – Иногда у нас очень весело, уютно, правда. Но, бывает и наоборот. Но они потом всегда мирятся».
«Он самый настоящий агрессор. У него не только Наташа, но и дочь по струнке ходит. Например, сидит она за столом, кушает. А отцу понадобилась какая-то вещь из гаража. Он гонит девчонку, и она откладывает ложку и бежит в гараж. Он сломал её, подавил волю. Что ни скажет, - все выполняет беспрекословно. И свою жизнь девчонка толком устроить не может, потому что во всем зависит от отца.
А Наташа… ну, даже не знаю, её собственная дочь квартиру снимает, а в её квартире кроме любовника, еще и его дочь с парнем живет. Этого я не понимаю… - пожимает плечами подруга Наташи. – И, знаете, Наталья же осознает, что она жертва домашнего насилия. Знает адреса всех общественных организаций, которые в Приднестровье занимаются оказанием помощи женщинам в кризисных ситуациях, в ящике рабочего стола хранит их буклеты. На всякий случай».

Их унижают, оскорбляют, бьют в собственном доме


Говоря о неблагополучной обстановке в связи с домашним насилием в сельской местности, необходимо отметить и положительный опыт, достигнутый действующей в селе Спея Григориопольского района общественной организаций «Надежда и будущее».
В одном из домов проживали супруги и их сын - инвалид-колясочник. Муж под влиянием алкоголя постоянно оскорблял, унижал жену и сына, кричал «это мой дом» и выгонял на улицу.
Но уходить им было некуда, так как семья была малообеспеченной.
После очередного скандала, не в силах больше терпеть, женщина обратились в кабинет по предотвращению насилия в семье, функционирующий при общественной организации. Руководство организации обратилась во все инстанции с просьбой о помощи, в том числе к депутатам Верховного Совета и Президенту3.
В результате из средств госбюджета для них был приобретен дом в этом же селе, где мать с сыном в настоящее время и проживают. Общественная организация и депутаты помогла сыну пройти медицинскую комиссию (которую он проходил несколько лет назад, потому что для него это очень трудно). Мужчине была определена первая группа инвалидности, что подразумевает более высокую пенсию, а также выплату пособия матери по уходу за человеком с ограниченными возможностями.
Жизнь этой семьи значительно улучшилась как в психологическом плане, так и в материальном.
К сожалению, таких примеров не много. Проблема остается, и усугубляет её то, что в сельской местности, где сильнее традиции и обычаи (что, в принципе, хорошо), ситуации с насилием в семье остается острой, но скрытой.
Как сообщила Анна Паскарь, руководитель общественной организации «Надежда и будущее», жертвы насилия в семье обращаются в связи с домашним насилием не часто, примерно один раз в два месяца, а то и реже. Но это не означает, что случаев насилия в семье мало - мало обращений.
Обычно о том, что их унижают, оскорбляют, бьют в собственном доме, отваживаются рассказать доведенные до отчаяния женщины из малообеспеченных и неблагополучных семей. Женщины из зажиточных семей, «не выносят сор из избы». Они не жалуются на насилие в семье и потому, что это не принято и потому, что боятся: будет еще хуже.
В особо тяжелых случаях пострадавшие женщины обращаются к участковому инспектору. Но он реагирует только тогда, когда видны побои, то есть, только по фактам физического насилия.
Если имеются следы побоев, участковый составляет на агрессора протокол и может подвергнуть административному аресту сроком до 15 суток и денежному штрафу. И на этом профилактическая работа завершается.
Ни о какой эффективности такой профилактики говорить не приходится. Скорее, возможен дополнительный отрицательный эффект и материальный ущерб и без того небогатой семье. Маловероятно, что после такого наказания отношения супругов улучшатся.

Законодательство не может защитить женщин


И власти, и общество в Приднестровье пока не принимают всерьез проблему насилия в отношении женщин.
Примером могут служить слушания по законопроекту «О социально-правовой защите от насилия в семье», которые прошли в декабре прошлого года. Депутаты Верховного Совета и общественники собрались обсудить важный для общества закон, а затем приняли решение… отклонить его. Мотивировав тем, что «все действия по предотвращению насилия в семье можно осуществлять посредством уже имеющихся законов и государственных органов».
При этом практика показывает, что действующие законодательные акты в плане предотвращения насилия в семье практически не работают.
Идею недопустимости домашнего насилия в отношении женщин никак не продвигают в приднестровском обществе и в СМИ. В области воспитания несовершеннолетних нет программ, которые помогли бы покончить с предрассудками хотя бы «в головах» молодого поколения. Не проводится и повышение квалификации работников судебных инстанций, правоохранительных органов, медицинских, социальных, образовательных учреждений. Нет даже специально подготовленных медиков. А это совершенно необходимо для оказания действенной помощи жертвам домашнего насилия.
Если бы Татьяна из первой истории знала, что полицейских обучают раскрывать дела о семейном насилии, и они смогут решить ее проблему, она обязательно к ним обратилась бы. И точно также поступили бы многие женщины, попавшие в такую ситуацию.
Иначе отреагировали бы и медики, к которым со сломанным пальцем обратилась героиня второй истории Наталья, и в милиции, когда женщина пришла забрать свое заявление, провели бы с ней беседу, дали бы рекомендации: как поступать в ситуации насилия, а, может, и вовсе отсоветовали забирать заявление.
Сколько таких случаев происходит - доподлинно неизвестно. Одни женщины - как Татьяна никуда не обращаются за помощью, другие – как Наталья забирают заявления, не веря, что поддержка, будет оказана, что их смогут защитить.
Статистические данные, касающиеся причин, последствий насилия – не собираются, исследования эффективности мер по предупреждению насилия и борьбе с ним – не проводятся.
Восьмой пункт «Плана мероприятий по выполнению рекомендаций Старшего эксперта ООН по правам человека в Приднестровье Т. Хаммарберга», утвержденный Указом Президента ПМР4, посвящен противодействию насилию в семье. В нем говорится даже о «подготовке плана реализации государственной политики по противодействию фактам насилия в семье». Исполнителем данного пункта Плана в приложении к Указу № 523 назначено Министерство по социальной защите и труду. Однако в Отчете Министерства за первое полугодие 2014 года нет упоминаний о проделанной в этой области работе.
В ноябре в офисе внешнеполитического ведомства Приднестровья состоялось рабочее межведомственное совещание по подготовке отчета о выполнении Плана мероприятий по реализации рекомендаций Старшего эксперта ООН по правам человека в Приднестровье Томаса Хаммарберга . Однако информация об этом отчете, просочившаяся в прессу, настолько скупа, что понять – было ли что-то сделано во исполнение восьмого пункта, понять сложно. Аналогичные сведения находим мы и на сайте МИД ПМР.
Справедливости ради необходимо отметить, что в определенной мере с проблемой насилия в семье работают: следственный комитет, Уполномоченный по правам человека, прокуратура и медицинские учреждения. Но их действия не координируются.
Выводы неутешительны. Реальная помощь жертвам в ситуации насилия в семье оказывается только социальными НПО. Законодательные акты, имеющие отношение к проблеме насилия в семье, недостаточно эффективны. Сотрудники правоохранительных органов, которые должны оказывать помощь жертвам насилия, не всегда понимают значимости и последствий проблемы, и потому не всегда реагируют должным образом на заявления пострадавших.

Что же делать?


Чтобы изменить ситуацию необходимо принять специальный закон о противодействии насилию в семье и внести в соответствии с ним поправки и дополнения в действующие законодательные акты. Завершить разработку Плана реализации государственной политики по противодействию насилию в семье и разместить его в свободном доступе в сети Интернет. План должен предусматривать комплексные действия на всех уровнях и обязательную координацию всех организаций и структур, ответственных за его имплементацию.
Требуется усилить контроль за действенностью процедуры подачи жалоб и средств правовой защиты. Обращать особое внимание на ситуацию с насилием в семье в сельской местности.
Активизировать работу по созданию кризисного и реабилитационного центра для реабилитации жертв насилия в семье; рассмотреть возможность создания мини-центров во всех городах Приднестровья (на базе 3-4-х комнатных квартир). Потребность в таких центрах в Приднестровье имеется.
Приведенные выше истории женщин – не исключительные, и далеко не самые трагичные. Бывает и так, что жертва насилия погибает. Либо жертва, терзаемая в течение длительного времени, «взрывается» и лишает жизни насильника. Практически всегда при этом страдают дети.
Министерству просвещения необходимо разработать программу подготовки и повышения квалификации педагогических кадров, а также других профильных специалистов МВД, прокуратуры, медицинских учреждений, социальных служб, и других, сталкивающихся в своей деятельности с проблемами насилия в семье. Подготовить и размножить методические и учебные пособия, рекомендации по профилактике насилия в семье, адаптированные для дошкольных, школьных, средне-специальных и высших учебных заведений, предприятий и организаций.
Нужно сделать работу по предотвращению насилия в семье видимой - создать специальные рубрики на сайтах Уполномоченного по правам человека, Министерства социальной защиты, Министерства внутренних дел, Министерства просвещения, госадминистраций, Следственного комитета, Прокуратуры, где размещалась бы информация о работе данных организаций по предотвращению насилия в семье, в том числе, ежеквартальные отчеты о проделанной работе.
Необходимо проводить регулярные социологические исследования для выявления причин, последствий насилия в семье, принятых мерах и их эффективности, о проводимой профилактической работе, в т.ч. через СМИ. Статистические данные и результаты исследований следует размещать на профильных интернет-сайтах в свободном доступе. Эти положения содержатся в проекте закона «О социально-правовой защите от насилия в семье».

Луиза Дорошенко.



«Данная публикация является результатом проведения журналистского расследования в рамках проекта «Жизнь без насилия в семье как незыблемое право каждой женщины».

1. Социологическое исследование проводилось в 2011г. Ведется ли статистика МВД не известно, так как ответ на запрос в МВД не был получен.
2. Все имена в материале изменены.
3. И.Н. Смирнову.
4. № 523 (от 13 ноября 2013 г.)

В Приднестровье жертвы насилия в семье смогут рассчитывать на безопасное убежище и оперативную помощь

Домашнее насилие в Приднестровье является достаточно распространенным явлением, о чем

Общественные организации Приднестровья намерены повышать свой рейтинг

В Приднестровье всего 2 % сельских жителей знают о деятельности общественных организаций. Такие

Домашнее насилие - скрытая проблема общества

Повысить осведомленность всего общества о проблеме насилия в семье, рассказать о существующих

О ситуации с насилием в отношении женщин в Приднестровье

По данным социологических исследований 22, 3% женщин, находящихся в браке или сожительстве,

Общественная организация Медики за экологию объявляет конкурс на лучший логотип нового сайта

Все, буквально все отдыхают после новогодних праздников и в преддверии рождественских, а участники