Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » Чемодан без ручки

Чемодан без ручки

7-03-2017, 12:42  940
Чемодан без ручки Лежит в Рыбнице «чемодан без ручки», который нести – тяжко, а бросить – нельзя. Речь идёт о непригодных красителях и других химических веществах, оставшихся после банкротства трикотажно-бельевой фабрики. Официальный статус этих производственных остатков – «бесхозные». И государство никак не найдёт возможности утилизировать это «добро». Так что ответственность за него лежит на плечах предпринимателя, выкупившего когда-то здания рыбницкой трикотажки.

– ЭТО ОТХОДЫ не нашего производства, – подчёркивает директор ООО «Мастерок» Игорь Главацкий в разговоре с журналистами рыбницкого независимого еженедельника «Добрый день» («Яд долгого решения», «ДД», №4’2017), которому досталось такое незавидное наследство. – И химикаты эти однозначно нам мешают: поскольку лежат они на нашей территории, мы не можем полноценно пользоваться своим имуществом – помещениями складов. Но хуже всего то, что нет ни одного официального документа, который бы подтвердил безвредность этих отходов для жизни и здоровья людей, работающих на этой территории. Именно это меня тревожит больше всего.

Надо сказать, что по поводу этих химикатов ООО «Мастерок» давно ведёт переписку с различными официальными ведомствами: министерствами, местными органами власти… «Эпистолярный роман» предприятия и государства начался около восьми лет назад – вскоре после приватизации бывшей «рыбницкой трикотажки». Как только новый собственник имущественного комплекса обнаружил на своей территории неупомянутое нигде в документах хранилище, он стал доказывать, что эти химикаты не принадлежат фирме «Мастерок». Предпринимателю пришлось даже судиться по такому поводу. И он доказал свою правоту – решением суда неиспользованные когда-то 53 тонны красителей и других химикатов были признаны бесхозным имуществом.

С тех пор все руководители профильного министерства, ведающего в ПМР экологией, признавали факт существование проблемы.

– Не скажу, что власти не предпринимали попыток найти выход из сложившейся ситуации, – говорит мой собеседник. – Поначалу местный комитет экологии пытался доказать, что это – наша проблема, а потому мы и должны её решать самостоятельно. Но никто не говорил, как это сделать. Предлагали даже с помощью МЧС перезатарить эти химикаты, чтобы можно было их куда-то транспортировать. Но планы эти не были реализованы. И потому до сих пор красители лежат в том виде, в котором они были брошены на фабрике, – в мешках, бочках, других каких-то ёмкостях. Часть из них – закрыты. Другие – открыты…

Без специальных средств защиты находиться в помещениях, где складированы химикаты, дольше пяти минут невозможно – человек почувствует себя плохо. Поэтому, когда местные экологи настаивали на том, чтобы перезатариванием химикатов занимался «Мастерок», его директор наотрез отказался.

– Я прямо сказал, что своих людей туда не поставлю, – и сейчас стоит на своём Игорь Главацкий. – Потому что не знаю меры опасности этих химикатов. Ими должно заниматься какое-то специальное подразделение – специально подготовленные специалисты.

ВОТ ТОЛЬКО у Приднестровья нет возможности утилизировать такого рода производственных отходы – государство не располагает соответствующими технологиями. Нет в ПМР и организации, которая могла бы заняться этим делом. Поэтому когда-то министерство сельского хозяйства и природных ресурсов пыталось через МИД подключить к решению проблемы международные организации. В частности, ОБСЕ. Но, к сожалению, иностранцы не проявили «заинтересованность в финансировании работ по вывозу отходов на утилизацию». Так сказано в ответе на официальный запрос «ДД».

Впрочем, профильное министерство предлагало свои варианты решения проблемы. В частности, рыбницкой госадминистрации предложили за счёт средств местного экологического фонда привлечь к этому делу главное управление по чрезвычайным ситуациям. Есть в республике такая организация – государственное унитарное предприятие «Спасатель», занимавшееся переупаковкой пришедших в негодность пестицидов, которые остались в Рыбницком районе тоже с советских ещё времён. Переупаковать красители, неиспользованные когда-то на фабрике, министерство предлагало в герметичные ёмкости. А их определить в «специальное локальное захоронение… на полигоне твёрдых бытовых отходов в соответствии с природоохранными требованиями, исключающими распространение отходов на окружающую среду».

Второй вариант решения проблемы, предложенный минэкологии, предусматривал сжигание химикатов в установке, предназначенной для кремации отходов медицинской работы. Находится крематор на том же полигоне ТБО. И уничтожение в нём красителей министерство предлагало «при согласовании метода утилизации» со специалистами рыбницкого центра гигиены и эпидемиологии.

«Однако, – как сказано в письме из министерства, – действенных мер по организации предложенных методов утилизации химических отходов со стороны органов местной власти предпринято не было».

Но «ДД» отправил соответствующий запрос и в местную госадминистрацию. Из ответа на него следует, что исполнительные органы власти Рыбницы сочли предложение об утилизации химикатов на полигоне ТБО неприемлемым. Во-первых, это уменьшит объёмы карт полигона. Во-вторых, сократит расходы территориального экологического фонда на природоохранные мероприятия. Кроме того, по мнению местных чиновников, для улучшения экологического благополучия на территории Рыбницкого района «целесообразно осуществлять вывоз отходов на утилизацию в рамках экологических программ».

СЛЕДУЕТ ОТМЕТИТЬ: своё расследование журналисты «ДД» начали до того, как в республике случились кардинальные политические перемены – к управлению государством пришёл новый президент. Так что все ответы на запросы мы получили за подписью ещё тех чиновников, которые подчинялись прежнему главе государства.

Теперь же как в министерстве, ведающим экологией, так и в местной госадминистрации, новое руководство. И, возможно, новые власти найдут новый подход к решению застарелой экологической проблемы. По крайней мере, найдут этим химикатам более подходящее место для хранения, чем старые склады на территории частного предприятия. Тем более, что состояние этих помещений оставляет желать лучшего.

– Один из складов – ещё более-менее, – говорит директор «Мастерка». – А второй – в плохом состоянии, он протекает. Но мы не можем заниматься там ремонтом. И дело даже не в том, что не должны вкладывать средства в обеспечение сохранности имущества, которое не наше. Но разве я могу направить туда людей для работы? Это должна решить специализированная экологическая служба. Тем более, что мы перечисляем в бюджет деньги на решение именно таких, экологических, проблем…

Игорь Главацкий подчёркивает: здания складов ветхие, и время не делает их ни крепче, ни надёжнее. И хотя помещения эти опечатаны, назначен человек, который регулярно осматривает их и отвечает за целостность замков на дверях… Но это всё же не решение проблемы.

БУДУТ ЛИ ВЛАСТИ заниматься этой проблемой? Или тоже сочтут её не слишком важной и чересчур дорогостоящей? Это станет ясно со временем. Лишь бы не было слишком поздно…

Виктория ПАШЕНЦЕВА.
На снимке: Игорь Бублик – начальник службы безопасности ООО «Мастерок».
Сегодня он отвечает за то, чтобы никто не проник в склады,
где хранятся на предприятии оставшиеся с советских времён химические красители.
Фото автора.

Химическая «бомба» на Днестре

В приднестровском городе Рыбница под землёй лежит химическая «бомба» – захоронение более 900 тонн

Трансграничная мафия: короли кислого гудрона

Уже более десяти лет на территории Приднестровья хранится экологическая бомба замедленного

Есть ли жизнь на Марсе и информация на Земле?

Среднестатистическому приднестровцу легче получить информацию о количестве жидкости на Красной

Миссия невыполнима?

Мусорная катастрофа неизбежна, если мы и дальше будем управлять отходами так, как делаем это

Диалог с властью необходим, как для представителей общественности, так и для структур правительства

В морозный февральский день в Бендеры съехались экологи со всей республики и представители

Мусор сортировать полезно

В Рыбнице уже более двух лет горожане сортируют бытовые отходы. В этом приднестровском городе с