Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » » Ситуация вокруг Сергея Ильченко глазами его оппонента

Ситуация вокруг Сергея Ильченко глазами его оппонента

6-04-2015, 22:30  2164
I. От встречи до расставания…

Я «рубился» с Сергеем Ильченко свыше года в «Фэйсбуке», с момента, когда летом 2013 года вошёл в эту социальную сеть. Тому свидетелей тьма. Если без детального перечисления всех разногласий, скажу вкратце, что он явился певцом киевского «Майдана», я же остаюсь твёрдым державником, сторонником объединения стран и народов бывшего СССР. Спорили мы, когда спокойно, а когда и жёстко. Расстались, впрочем, по-джентльменски: я Эдуардыча забанил, а он исключил меня из группы «Приднестровье без цензуры»…
Словом, его неповторимо-нервический спор, переходящий временами в рёв мамонта, приправленный, если вспомнить некоторые литературные произведения, «лёгкими шагами безумия» и чисто ильченковским хрипловатым матерком, мне был знаком лучше многих. Когда я узнал о его аресте, я некоторое время, чтобы не пороть горячку, спокойно анализировал ситуацию и хранил молчание. Интересно также было понаблюдать моменты, которые стали всплывать по ходу этого дела.
Для высказывания своего мнения мне нужна была более-менее полная «картина маслом». И вот теперь, несколько недель спустя, я решил написать статью.

II. Возможны варианты

Сергею Ильченко инкриминируют экстремизм. Речь о материале, который попал на один из ресурсов, не содержал его подписи, но авторство коего в сообщении КГБ ПМР было приписано ему. О деталях разговор впереди, но пока есть три варианта происшедшего.
Первый. Гражданин ПМР С.И.Ильченко натурально свихнулся, сбрендил и начал выдавать на-гора шизофренические материалы.
Второй. Он действительно стал экстремистом и хладнокровным заговорщиком, решившим силой изменить обстановку в Приднестровье.
Третий. «Дело Ильченко» сфабриковано с той или иной целью, а он, невзирая на его взгляды, с которыми я, например, решительно не согласен, не виновен в инкриминируемых ему преступлениях.
Каждая версия имеет право на жизнь, ибо «уж месяц близится, а Ильченко всё нет». Точнее, почти месяц. Суть нашего перефразирования «Пиковой дамы» в следующем: почти месяц гражданин нашей Республики «закрыт», но нет никаких сообщений о ходе следствия. И народу его по ТВ не показывают ни в каком виде: ни кающимся грешником, ни матёрым вражиной… Просто молчание. С чего бы это?

III. Тут есть над чем подумать

Давайте вкратце «пробежимся» по перечисленным вариантам, каждый из которых может быть правдой, а может и не быть. И спросим: а что надо делать?
Вариант №1. Если С.Ильченко спятил, то ему необходима психиатрическая экспертиза, а затем ведро аминазина в задницу в соответствующей лечебнице. Конечно, Запад поначалу подымет крик о «карательной психиатрии» и о «воскрешении традиций борьбы с советскими диссидентами», но на фоне зверств западных оккупационных войск в Ираке, чудовищных пыток в секретных тюрьмах ЦРУ, да и в легальных вроде Гуантанамо или Абу-Грейб, такие крики будут выглядеть неубедительно.
Вариант №2. Ильченко – хладнокровный заговорщик и неумолимый экстремист, готовящий вооружённое вторжение врагов в ПМР. В наше время возможно всё. Но всякий, кто знаком с арестантом, поневоле подумает, что амплуа хладнокровного заговорщика-экстремиста, вроде бойцы Аль-Каиды, с улыбкой занимающего место в самолёте за час до того, как направить данный «летак» на «башни-близнецы» - это не совсем про него… «Наехать» с матюгами на оппонента и с выпученными, налитыми кровью, глазами звать к потрясениям – это да! Но, в любом случае, если виновен – отвечай перед судом.
Вариант №3. Фабрикация дела с какими-то целями, где сам Ильченко играет сугубо вспомогательную роль. Материал, который отождествляется с авторством Ильченко, больше напоминает не его взрывной и сумбурный стиль, а унылую исповедь фашистского полицая из советских фильмов, перечисляющего все свои преступления с таким расчётом, чтобы их хватило на все статьи Уголовного Кодекса и на 10 расстрелов.
Не желая что-либо категорично утверждать, скажу одно: либо Ильченко-полемист со времён нашего весело-скандального расставания в «Фейсбуке» изменился до неузнаваемости, либо товарищи, которым было поручено выполнить важное задание по вышеназванному объекту, отнеслись к порученному делу абсолютно безответственно…

IY. Молчание в «деле Ильченко» вызывает вопросы

Но вернёмся к истекшим неделям, которые Ильченко провёл, как писали в старых летописях, «в остроге, забитым в железа». Впрочем, надеюсь, это лишь фигуральное сравнение.
Нам почему-то даже мельчайших деталей о действиях Ильченко-заговорщика не сообщают. Тут можно предположить следующее: или его гнусная вражья деятельность столь велика и обширна, что следователи не успевают записывать пароли, явки, адреса, координаты тропинок диверсантов и тайники с оружием; либо он, будучи невиновным, не «врубается» в то, чего от него хотят; либо даёт не те показания, которые от него ждут.
Есть ещё одно предположение: его попросту не допрашивают, так как заранее понимают, что ничего нужного он всё равно не скажет или из-за незнания, или из-за чисто ильченковской упёртости. Или не допрашивают потому, что он, как мы говорили выше, всего лишь винтик в большой политической комбинации.

Y. Есть версии…

Какие версии приходят на ум?
Первая. На реального подпольщика-заговорщика он не тянет. По всем канонам, на эту роль должен подбираться наименее подозрительный и малозаметный человек. Думаю, даже следователи, ведущие дело Ильченко, согласятся, что наш горлодёр и автор сотен комментов в поддержку «майдана», не шибко годится на такую роль.
Вторая. Акция против С.Ильченко – это реакция властных структур ПМР на освещение журналистом митинга протеста против роста цен и тарифов на ЖКХ, прошедшего 28 февраля в Тирасполе. Но и тут неувязочка! В принципе, он там не один снимал и распространял снимки. Можно было бы вызвать в КГБ на беседу, провести «профилактику» и т.п. А если по уму, то и этого делать было не надо, так как было ясно, что Ильченко вновь выпучит глаза, выйдет с беседы героем и натолкает тем, кто на него давит, «полную пазуху» кое-чего…
Третья. Сергей Ильченко, «пиит майданный», никого всерьёз не интересует. Его возможное обозначение в качестве объекта оперативной разработки – «Неуловимый Джо»! Но от него, возможно, хотят получить показания на приднестровскую оппозицию и с его «помощью» укрепить позиции нынешнего руководства ПМР в Москве.

YI. … И есть нюансы

Сразу скажу: возможный замысел с помощью «дела Ильченко» дискредитировать и даже разгромить приднестровскую оппозицию неудачен. Не исключено, расчёт делался на то, что за данного «кандальника» никто не вступится, что он «волк-одиночка» и т.п. Но есть нюансы.
Во-первых, непосредственно в приднестровской оппозиции С.Ильченко не состоял. Попытка подверстать его сюда шита белыми нитками.
Во-вторых, здесь может быть попытка некоторых приднестровских политиков с помощью дела Ильченко спровоцировать давление на ПМР со стороны Украины и Молдовы и закричать: «Власть должна оставаться у нас! Нас обижают враги России! Мы свои! Поверьте нам, товарищи из Кремля!». Акция в поддержку С.Ильченко 5 апреля в Кучурганах, на территории Украины, наталкивает на мысли в пользу существования именно такого сценария.
В-третьих, дело Ильченко может быть призвано отвлечь внимание жителей ПМР и России от возможного внедрения в Приднестровье Соглашений между РМ и ЕС об Ассоциации и Зоне торговли. По мнению многих людей, наблюдается противоречие: на словах в Тирасполе звучат лозунги в пользу России и евразийской интеграции, на деле создаются условия для переориентации ПМР на Запад и «слива» Республики.
В-четвёртых, «дело Ильченко», вне зависимости от виновности самого арестанта, может быть призвано отвлечь внимание приднестровцев от некомпетентности власти, урезавшей и без того маленькие пенсии и заработные платы народу.
В-пятых, молчание официальных СМИ ПМР по этому «делу» может также означать, что никто сейчас не знает, что же делать с Ильченко. Особенно если он заартачился и «не желает сотрудничать со следствием». Как говорится, «казнить нельзя помиловать».
В-шестых, если дело дойдёт до суда, то суд должен быть открытым, ибо за закрытыми дверями возможно любое беззаконие. Впрочем, за открытыми тоже, как показывает опыт некоторых судебных процессов в Приднестровье. Да и не только у нас…

YII. В «деле Ильченко» необходимо разобраться открыто и честно!

Ну, а всё-таки, спросит читатель: что же делать с Сергеем Эдуардовичем Ильченко, господин автор? Ответ прост.
Если виноват – наказать честно, гласно и грозно!
Если не виноват – извиниться, отпустить и наказать «липачей»!
Но установление виновности или невиновности должно быть открытым и прозрачным. Только в этом гарантия честного правосудия. Иначе завтра жертвой произвола может стать любой человек.
По возможным дальнейшим сюрпризам «дела Ильченко» мы и будем судить, что скрывается за этой акцией. А пока не будем делать категоричных поспешных выводов.

Ситуация вокруг Сергея Ильченко глазами его оппонента
Ситуация вокруг Сергея Ильченко глазами его оппонента
Ситуация вокруг Сергея Ильченко глазами его оппонента
Материал подготовлен в рамках проекта «Независимые средства массовой информации для продвижения демократических процессов и укрепления гражданского общества», который реализуется при финансовой помощи Государственного департамента Соединенных штатов Америки.

В мирное время не годен, а на войне - сгодится

Военный билет должен быть у любого мужчины. Другое дело, что в нем может быть написано.

Освобожден в связи с амнистией???

Сергей Ильченко в эксклюзивном интервью Свободной Европе

Арестованный Ильченко опубликовал свое заявление

Я, Ильченко Сергей Эдуардович, независимый журналист и политолог был арестован властями

Два десятилетия в ожидании справедливости

На протяжении 22 лет жители обоих берегов Днестра пережили моменты серьезных нарушений прав

Давление на СМИ подрывает авторитет нашей Республики и её властей

К сожалению, за 2 года правления новой власти положение практически во всех отраслях жизни нашей