Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » Бьет, значит, любит? Или как выжить в неравной схватке

Бьет, значит, любит? Или как выжить в неравной схватке

11-06-2016, 16:07  1331
По данным национального исследования фактов семейного насилия в отношении женщин в Молдове, проведенного Национальным бюро статистики Республики Молдова в 2011 году, каждой седьмой женщине в сельской местности и каждой шестой женщине - в городской хотя бы один раз в своей жизни приходилось сталкиваться с насилием в семье. Примерно 90% жертв домашнего насилия - женщины и дети!

Как отмечают специалисты, с каждым годом количество заявлений о случаях домашнего насилия увеличивается. Эта тенденция связана с тем, что женщины стали более осведомлены о своих правах, знают о существовании специального закона и стали чаще обращаться в соответствующие органы. Однако, как и в патриархальном, в современном обществе женщина зачастую по-прежнему находится не в лучшем положении. Мужчина может устроить скандал и даже побить женщину только за то, что она не приготовила вовремя ужин или задержалась на работе, или просто посмела вступить с ним в спор, отстаивая свое мнение. Психологи объясняют такое поведение мужчин тем, что с рождения мужчинам свойственно самоутверждаться, присуще стремление доказать свою правоту любой ценой. А те, кому не хватает для этого слов, начинают применять силу.

За 2014 год в инспекторате полиции Чадыр-Лунга было зарегистрировано 35 случаев насилия в семье, по которым начато уголовное преследование и далее передано в прокуратуру. В 2015 году эта цифра составила 31 случай.

Чаще всего агрессию в семье проявляет муж в отношении жены, сожитель в отношении сожительницы, далее, брат в отношении сестры, сын в отношении матери, отец в отношении сына и, наоборот, сын в отношении отца и в единичных случаях - невестка в отношении свекрови.

Женщины, на которых мужчина поднял руку, относятся к этой проблеме по-разному: кто-то немедля заводит уголовное дело на своего любимого, а кто-то продолжает терпеть, заботиться о нем, веря в то, что он одумается, и все изменится к лучшему.

Как было сказано, домашнее насилие происходит в каждой шестой-седьмой семье и, к огромному сожалению, в нашей стране этой проблеме уделяется слишком мало внимания. В городах республики практически нет центров, которые могут помочь людям, подвергшимся домашнему насилию.

Поднявший руку однажды, поднимет и дважды


Любовь, образованная и красивая девушка, никогда не думала, что станет заложником семейного насилия, что так сложно и болезненно будет выбираться из лабиринта депрессии и отчаяния.

Любовь с Владимиром познакомились случайно, их встреча была, как взрыв. Молодые люди друг другу сразу понравились. Он – красивый, интересный, знающий «все тайны мира». Она - красивая, интересная собеседница. События развивались стремительно, и вскоре она бросила работу и переехала к любимому в село. Жили с его родителями.
«Медовый период длился недолго. Я стала узнавать его настоящего. Сначала мне было трудно понять, что происходит: такой заботливый и внимательный, он периодически превращался в зверя, особенно после разговоров с мамой. Обижал, унижал, обзывал меня. Я никогда не думала, что можно так унижать женщину. Потом он просил прощения, и я прощала. Свекровь говорила мне: «Терпи, ты женщина, я же терплю. Такая наша женская участь». Мне было странно слышать подобное от женщины. Я ее не понимала.

Ситуация усугубилась с рождением ребенка. Сейчас я вспоминаю все это, как кошмарный сон. Он мог ударить меня, а потом спокойно пойти с друзьями в бар и отдыхать, как ни в чем не бывало. А я сидела в комнате с грудным ребенком на руках и плакала от обиды и отчаяния. Работать он не хотел, больше четырех месяцев нигде не задерживался. И все время от меня что-то требовал, если я не успевала приготовить еду, устраивал ужасный скандал, если заставал меня с книгой в руках – снова скандал», - вспоминает Любовь.
Люба несколько раз уходила к родителям, но, не выдерживая его преследований, звонков, просьб, возвращалась назад в надежде, что он осознает свои ошибки и вновь станет таким, как в первые месяцы их встречи. Но надежды оказались не только напрасными, но и губительными для нее. Вскоре началась затяжная депрессия.

«Я себя совсем забросила, рядом не осталось ни друзей, ни знакомых. Я все чаще стала чувствовать себя одинокой и никому не нужной. Потом - депрессия, не хотелось жить. И только ребенок меня всегда возвращал к жизни. Временами Владимир был заботливым отцом и мужем, это меня сбивало с толку еще больше, каждый раз казалось, что у нас все наладится, мы все забудем и начнем новую жизнь. Но это были иллюзии», - вспоминает женщина.

Как говорится, всякому терпению приходит конец. После нескольких лет совместной мучительной жизни Люба подала на развод. Мужчина был в бешенстве - такого поворота событий он не ожидал.

«Он приходил злой, устраивал скандалы, унижал меня, угрожал, бил, распространял сплетни. У меня не было выбора, я стала звонить в полицию. И началась вторая часть хождения по мукам. Он врал, что я не разрешаю ему видеться с ребенком, придумывал разные истории. В полиции у меня требовали свидетелей. Еще больше меня убивало равнодушие сотрудников полиции. Писать заявления и давать показания приходилось в кабинете, где сидело несколько сотрудников полиции и еще какие-то люди, которые тоже давали показания. Прошло около полу года, пока несколько дел, объединенных в одно, были переданы в суд. Если бы не мои родные и близкие, которые мне очень помогали и поддерживали, не знаю, как бы я выдержала весь этот кошмар. Больше всего во всей этой ситуации было до боли жалко ребенка, который был свидетелем всего этого ужаса.

В итоге, суд постановил в отношении бывшего мужа применить меру наказания в виде неоплачиваемого труда в пользу общества. Но и это его не остановило. А так как мы не были уже семьей, то все остальные мои заявления уже не рассматривались по статье «насилие в семье». У меня дома накопилось уже несколько ответов прокуратуры с отказом о начале уголовного преследования на основании статьи 274 п.1) УПК РМ «в связи с отсутствием событий преступления». Самое ужасное, что моему ребенку также пришлось давать показания. В полиции мне советовали поменять номер телефона и уехать из города… », - вспоминает женщина, пережившая домашнее насилие.

Психологическое насилие доказать очень сложно


В 2015 году сотрудниками инспектората полиции Чадыр-Лунга было зарегистрировано 60 освидетельствований о различных проявлениях насилия в семье. Все материалы были направлены в прокуратуру. Из общего числа зарегистрированных случаев всего лишь по 31-у делу было начато уголовное преследование. В остальных же случаях, а их около половины, заявители получили отказ «в связи с отсутствием событий преступления».

Прокурор прокуратуры г. Чадыр-Лунга советник юстиции третьего ранга Олег Чеботарь пояснил, что очень сложно доказать психологическое насилие, обычно подобного рода семейные драмы происходят при закрытых дверях, без свидетелей. Для заведения уголовного дела необходимы веские доказательства. А соседи не всегда готовы вмешаться в чужую семью и тем более давать показания в суде.

По статье 201 УК РМ - насилие над одним членом семьи - было заведено 28 уголовных дел. В основном насилие совершается мужем над женой либо в отношении ребенка. 2 уголовных дела - насилие в отношении двух и более членов семьи. Насилие, повлекшее за собой попытку самоубийства. - 1. Сожитель или муж в отношении супруги, дети в отношении родителей – 6 дел. Муж к жене - 12 дел, сожитель к сожительнице – 7 дел.

Родители к детям – одно дело, братья и сестры в отношении друг друга – 5 дел.
По 27-ми уголовным делам (некоторые были объединены) судом были вынесены следующие виды наказаний: 3 человек, совершивших насилие, получили наказание в виде лишения свободы. «Подобное решение выносится судом при наличии плохой характеристики либо преступление было совершено в период условного срока», - объяснил О.Чеботарь.

12 человек были осуждены на условный срок. В отношении 10 лиц было принято решение назначить наказание в виде неоплачиваемого труда в пользу общества. К двум лицам были применены меры по определению в психиатрическую клинику, так как они находились в состоянии невменяемости.

Прокурор отметил, что психиатрическая экспертиза в отношении совершивших насилие проводится только в том случае, если налицо явная психическая неадекватность, и человек явно не отвечает за свои действия. В индивидуальных случаях, на основании ходатайства потерпевшей, совершившего насилие направляют на обследование к психиатру. Есть такие пары, которые продолжают жить вместе - наказание идет на пользу. Есть и те, кто разводится.

Если человек, пострадавший от насилия твердо решил противостоять агрессивным действиям и хочет добиться результата, необходимо быть последовательным в своих действиях, идти до конца, не опускать руки. Если, например, заявление отклонено или получен отказ в возбуждении уголовного дела, такое решение можно обжаловать. Олег Чеботарь отмечает, что бывают случаи, когда женщина пишет заявление, а потом просит прекратить уголовное дело и не хочет содействовать следственным органам. Порой сами жертвы оказывают жесткое сопротивление следствию.

Замкнутый круг домашнего насилия


Специалисты Центра по правам человека г. Комрат отмечают, что очень часто женщины, оказавшиеся в ситуациях риска, остаются один на один со своей проблемой. Обратиться к адвокату нет возможности, да и получить просто юридическую консультацию не всегда есть возможность, особенно если жертвы проживают в сельской местности. А для того, чтобы преодолеть последствия семейного насилия и выйти из ситуации посттравматического стресса, нужна еще и профессиональная помощь психологов и психотерапевтов. А пока идет следствие, в большинстве случаев подвергшиеся семейному насилию продолжают жить с совершившим это насилие в одном доме. А значит, насилие, если не физическое, то психологическое, продолжается. В итоге обе стороны идут на формальное примирение.

«Реальность такова, что пострадавшие женщины по делам домашнего насилия остались практически без надлежащей защиты со стороны государства и вынуждены выполнять двойную роль. С одной стороны, как потерпевшие, они вправе рассчитывать на защиту своих интересов со стороны компетентных органов. Однако все происходит иначе и зависит зачастую от их воли и их собственного решения. С другой стороны, они должны выступать в качестве обвинителя, добиваясь привлечения виновного к ответственности.

А ведь выполнение функции обвинителя предполагает знание основ процессуального преследования, основ уголовного права, правил сбора и предоставления доказательств. Совершенно очевидно, что такими знаниями обычные граждане не обладают, следовательно, не в состоянии правильно представить свою позицию в судебном заседании», - объясняет начальник представительства Офиса народного адвоката в Комрате Светлана Миронова.

Специалисты Центра отмечают, что, когда речь идет о людях, пострадавших в результате домашнего насилия, большую роль играют факторы посттравматического стресса, которому подвержена пострадавшая.

В результате, подавляющее большинство дел в отношении домашнего насилия прекращается по двум причинам: первое - в связи с отсутствием события преступления, в особенности, по делам так называемого вербального насилия, иначе говоря, систематического унижения супруга; второе - по примирению сторон.

С другой стороны, отмечают юристы правозащитного центра, поскольку заявления, как правило, подаются сразу после совершенного насилия, в это время цикл насилия переходит на стадию раскаяния со стороны обидчика и прощения (примирения) со стороны пострадавшей. Женщины, испытывая чувство вины и веря словам обидчика о том, что насилие больше не повторится, забирают заявление или идут на примирение. Таким образом, обидчики, совершившие насилие в семье, остаются безнаказанными.
По какой статье, например, привлечь человека, если он преследует бывшего супруга, годами не давая ему жизни и используя факторы вербального насилия, которое, по сути, является скрытым преступлением? Сколько вы найдете свидетелей, готовых подтвердить факт постоянного преследования и вербального унижения со стороны бывшего супруга? Ответ напрашивается сам: не всякий захочет вмешиваться в дела чужой семьи. Правоохранительные органы здесь бессильны.

И хотя декларативно в Молдове борьба с домашним насилием ведется, по факту, чаще всего подвергшийся насилию сам пытается противостоять тому, кто совершает насилие. Зачастую в указанной ситуации остается лишь сменить место жительства, которое не будет известно бывшему супругу.

Светлана Миронова отмечает, что с каждым годом количество обратившихся в Центр за помощью растет. В прошлом году эта цифра составила 15 человек, когда в прошлые годы - не более четырех человек в год. С начала нынешнего года - уже десять обратившихся. Правозащитники связывают это с тем, что население стало более осведомлено о своих правах.

«Дающий надежду»


Реабилитационных центров для жертв насилия в семье в Молдове не много. Они есть всего лишь в нескольких районных центрах. В данных социальных учреждениях жертвы насилия могут получить временное убежище, пока длится следствие и судебное разбирательство, т.е. жертве не приходится проживать в этот период с под одной крышей с тем, кто совершает насилие. Но что делать тем пострадавшим, которым некуда пойти?

«Женщины, подвергшиеся домашнему насилию, чувствуют себя беззащитными, у них появляются комплексы. Если у женщины маленький ребенок, она нигде не трудоустроена, ситуация усложняется, она финансово зависима от мужчины, и часто таким женщинам идти некуда. В процессе своей деятельности мы часто сталкиваемся с подобными ситуациями и знаем насколько сложно решать подобные конфликты. Зачастую члены семей, в которых периодически совершается насилие над одним или несколькими членами семьи сами до конца не понимают, в какой ситуации находятся, что с ними происходит и как выбираться из этой ямы. Этим семьям необходима помощь психологов и других специалистов», - рассказывает руководитель социального центра «Дающий надежду» г. Чадыр-Лунга Любовь Иванчева.

Этот центр функционирует с 2006 года и существует за счет собственных средств его владельцев и помощи со стороны неравнодушных людей, поэтому зачастую испытывает сложные финансовые затруднения. Неравнодушные к чужим бедам супруги Иванчевы стараются изо всех сил, чтобы социальный центр жил и работал в полную силу. Им часто приходится со своими временными подопечными проводить очень много времени, заниматься их трудностями и искать пути решения и выхода из той или иной ситуации.
За это время в центре побывало около тридцати женщин, каждая со своей бедой, своей трагедией. Большинство из них подверглось домашнему насилию.

«Слушая рассказы всех этих женщин, я плачу вместе с ними. Столько боли и отчаяния в их исповеди. На данный момент у нас в центре проживает двадцатичетырехлетняя Мария с полуторагодовалым сыном. Первые дни девушка молчала, только плакала. И только позже стала раскрываться», - рассказывает Любовь Иванчева.

Как выяснилось, Мария периодически подвергается физическому и психологическому насилию со стороны собственного брата. Жестокое обращение по отношению к сестре брат проявлял еще в годы ее учебы в школе. Девушке не один раз приходилось прятаться от брата. И несколько раз, будучи в алкогольном опьянении, как говорит молодая мама, он пытался ее изнасиловать. В социальный центр женщину направили сотрудники полиции.

«Никто не верил, что родной брат мог пытаться меня изнасиловать, даже мама. Мне приходилось часто вызывать полицию, участковый приходил, составлял акт, потом уходил, а брат оставался. Но участковому, видимо, это стало надоедать. «Вы мне уже надоели, вы можете свои семейные проблемы решить сами? А ты могла бы меньше разговаривать и не спорить с братом», - такими упреками осыпал меня сотрудник полиции. Но в итоге уголовное дело было заведено, брату дали два года условно. Однако насилие через какое-то время возобновилось», - объясняет Мария.

По словам руководителя центра «Дающий надежду», Мария будет находиться здесь весь период, пока идет следствие. Всем необходимым ее и ребенка снабжают супруги Иванчевы. Девушка пробудет здесь какое-то время, а затем отправится домой. И никто не знает, что ее ждет дальше.

Реабилитация должна быть комплексной


Истории девушек показывают, что основными факторами, толкающими мужчин на агрессию по отношению к своим близким, зачастую являются пример родителей, неумение управлять своим гневом, заниженная самооценка и неуверенность в себе, а также патриархальное устройство общества, где мужу отводится главенствующая роль.
Как показывает мировая практика, бороться с насилием в семье надо комплексно. И очень важно в данной проблеме не оставить без внимания самого виновника насилия. Порой он нуждается в психологической помощи и дальнейшей реабилитации не меньше, чем пострадавший от насилия.

Однако, к большому сожалению, в нашей стране всего лишь один реабилитационный центр для тех, кто совершает насилие в семье, который расположен в Дрокии. Работает центр с 2012 года, услуги по реабилитации предоставляются бесплатно и направление дается по решению суда. В прошлом году на реабилитацию в центр было направлено 110 человек, из них прошли реабилитационную программу 55. Центр не принимает также алко- и наркозависимых людей. Из пятидесяти пяти человек сорок пять прошли успешную реабилитацию.

«Многие из тех, кто прошел курсы реабилитации, далее продолжают жить в семье. Некоторые мужья потом приходят и просят, чтобы и жены прошли курсы реабилитации, у нас есть Центр реабилитации и для тех, кто подвергся насилию. Физическое либо психологическое насилие, а тем более длительное, влияет на психику, здесь уже необходима помощь специалистов. Поэтому в таких семьях реабилитацию должны пройти все члены семьи. Это сложный процесс, но, самое главное, - у нас получается изменить ситуацию в лучшую сторону», - рассказывает руководитель Центра.

Разработать программу реабилитации помогло Посольство США в Молдове. Перед началом прохождения курсов все бенефициары проходят тестирование на агрессивность. Данный тест помогает выявить ее степень. Далее следует сама программа реабилитации, которая состоит из 34 занятий, по 2-3 занятия в неделю. Она состоит из индивидуального и группового консультирования. Однако, как отмечает руководитель Центра, более всего действенны групповые занятия.

«Групповые занятия намного эффективнее индивидуальных. Мужчины изначально ведут себя агрессивно, давая понять своим поведением, что они здесь только потому, что принуждены. Некоторые высказывают вслух свое недовольство, призывая и других продолжать и дальше, как они выражаются, показывать женщинам, где их место, и кто в доме хозяин. Но те, кто уже прошел половину курса и более, уже по-другому смотрят на ситуацию насилия в семье и осознают свои ошибки», - поясняет специалист Центра.
Специалисты Комратского Центр по правам человека так же считают, что с проблемой насилия в семье нужно бороться комплексно. Необходимо увеличить по всей Молдове количество реабилитационных центров, в которых пострадавшие женщины могли бы найти безопасность и поддержку. Необходимо разработать и принять соответствующий закон «О национальном механизме реализации конституционного права равных возможностей мужчин и женщин», а также создать уполномоченные органы на региональном и местном уровнях, считают специалисты.

Специалисты Комратского Центр по правам человека так же считают, что с проблемой насилия в семье нужно бороться комплексно. Необходимо увеличить по всей Молдове количество реабилитационных центров, в которых пострадавшие женщины могли бы найти безопасность и поддержку. Необходимо разработать и принять соответствующий закон «О национальном механизме реализации конституционного права равных возможностей мужчин и женщин», а также создать уполномоченные органы на региональном и местном уровнях.

Как показывает практика, зачастую подвергающиеся насилию, устав от длительных унижений и побоев, в попытках защитить себя либо в результате нервного срыва, могут дойти до убийства, как это случилось с матерью пятерых детей из Страшен Викторией Прутяну . Защищаясь от мужа, женщина смертельно ранила его ножом. Суд назначил наказание в виде лишения свободы на срок три года и восемь месяцев. В защиту женщины вступилась правозащитная организация Ассоциация Promo-LEX. По словам специалистов данной организации, судьи не приняли во внимание тот факт, что Виктория Прутяну подвергалась насилию в семье со стороны супруга на протяжении всей семейной жизни. Она неоднократно обращалась за помощью к властям, но её так никто и не защитил от нападок мужа. Полиция предприняла незначительные меры защиты, которые никак не повлияли на поведение супруга. Таким образом, женщина продолжала оставаться в опасности.

По мнению Ивана Бамбуляк, юриста Коалиции по недискриминации, этот случай «Очень показательный пример, который позволяет нам понять, что такое дискриминация, которая берёт свои истоки в насилии в семье». Также Бамбуляк напоминает случай, когда Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) 28 мая 2013 вынес вердикт по делу Еремия и других против Молдовы, в связи с нарушением статей закона, касающихся запрета насилия, частной и семейной жизни и дискриминации. ЕСПЧ постановил, что Молдова должна заплатить истцам в качестве морального ущерба и судебных расходов 17 150 евро. «Это первый случай, который доказывает, что насилие в семье – явление, связанное с половой принадлежностью жертвы и дискриминацией на гендерной основе», – говорит Бамбуляк.

И для того, чтобы решить сложившуюся ситуацию, как показывает практика, необходимо, чтобы все службы консолидировались и совместными усилиями помогали людям, оказавшимся в непростой ситуации, столкнувшимся с насилием в семье.


Женщины, помните: все люди рождаются свободными и равными в своём достоинстве и правах. Замужество – не рабство, а насилие зачастую порождает насилие. Семейные неурядицы более чем печально отражаются не только на женщине, но, самое главное, на детской психике. На фоне таких отношений родителей у ребёнка развиваются самые сильные комплексы. Скандалы в семье, унижение, побои – худшее, что может дать мать своим детям. Стоит ли это терпеть?!


Представительство Офиса Народного Адвоката в Комрате
0-298-2-51-05
Promo-LEX
+ 373 22 450024
+ 373 22 492684
+ 373 22 449626
Coalitia nediscriminare
0 22 22 21 07 09, 0 8003 8003


Ирина Пинегина.

Этот материал подготовлен в рамках проекта «Интеграция в СМИ и общество подхода, основанного на правах человека посредством метода storytelling с участием людей, подвергшихся дискриминации» с участием людей, которые подвергаются дискриминации в Приднестровском регионе и АТО Гагуз-Ери. Реализуется Медиа центром (г.Тирасполь) при финансовой поддержке Фонда Сороса в Молдове/ Программа «Равенство и гражданское участие». Мнения, выраженные в статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают позицию фонда.Бьет, значит, любит?  Или как выжить в неравной схватке

Информационная кампания «Сильные против насилия» стартует в Приднестровье 25 ноября

Сегодня международным сообществом домашнее насилие считается одним из самых распространенных и

16 дней активных действий против насилия в отношении женщин и детей

Пресс-релиз о начале кампании «16 дней активных действий против насилия в отношении женщин и

СКОВОРОДА, КАК АРГУМЕНТ

- Я и не представляла, что в моей семье спорные вопросы будут выясняться с помощью силы. И вовсе

Нет приема против палача?

Приднестровские законы не мешают мужьям бить жен

Домашнее насилие - скрытая проблема общества

Повысить осведомленность всего общества о проблеме насилия в семье, рассказать о существующих