Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » Психиатрическая больница. Жизнь на дне

Психиатрическая больница. Жизнь на дне

24-05-2016, 00:59  2179
Психиатрическая больница. Жизнь на дне
По данным минздрава ПМР, каждый 22-ой житель Приднестровья состоит на учёте у психиатра или нарколога. А всего в республике больше 22 тысяч человек страдают психическими заболеваниями или наркологическими патологиями. В том числе алкоголизмом. Но для государства их как будто не существует. Расследовали проблему на примере ГУ «Республиканская психиатрическая больница» (РПБ) села Выхватинцы.


РПБ рассчитано на 200 коек. И, как сообщил его главный врач Лауренцу Челак, только в 2015 году оттуда выписалось 1.005 человек. Из них 517 – страдали психиатрическими заболеваниями, 23 – находились на принудительном лечении, 465 – лечились от наркологических зависимостей.
При этом бывшие пациенты РПБ и их родственники о посещении психиатрической больницы говорят неохотно. Люди просто боятся. Кто-то опасается огласки и осуждения окружающих, кто-то говорит, что потом «упекут в больничку снова и залечат». С трудом удалось найти только одного человека, который согласился ответить на вопросы журналиста. Это житель Рыбницы, который попросил не называть его имени и фамилии из соображений безопасности. В частности, он пожаловался на очень скудное питание: порции маленькие, а меню в основном состоит из жиденьких первых блюд без мяса и пустых каш. Овощей и молочных продуктов практически не дают. Кроме того, в палатах на всех пациентов не хватает тумбочек. Поэтому личные вещи приходится держать под подушкой, под кроватью или на подоконнике.

Что внутри?

Впрочем, одно дело – услышать, другое – увидеть. На первый взгляд РПБ ничем не отличается от всех медицинских учреждений, построенных в советское время. Трёхэтажный корпус. Пустой холл, выложенный старой плиткой. Полутёмные коридоры. Но когда заходишь в отделения сразу видно, что это учреждение специального типа. Тяжёлые железные двери со смотровыми окошками. Везде решётки. В психиатрическом отделении для женщин очень сильно пахнет мочой. Во всех палатах тесно. Кровати поставлены в три ряда. Постельное бельё изношено до предела. Лишь у немногих пациентов «домашние» простыни, пододеяльники и наволочки. Тумбочек на всех пациентов действительно не хватает. Столов и стульев в палатах нет. По словам главного врача РПБ Лауренцу Челак, за годы его работы в этом учреждении, то есть с 1973 года за счёт бюджетных средств не было приобретено ни одной единицы мебели. Больница пополняется стульями, тумбочками и столами, лишь за счёт предметов обихода, которые другие лечебные учреждения списали по причине негодности или ненадобности (!).

В 1986 году отделения РПБ были размещены в новом здании. И с тех пор государство ни разу не выделило средства на плановый ремонт отделений. Канализация работает из рук вон плохо, из-за чего в палатах есть раковины, но нет воды. От окон нещадно дует – рамы не менялись 30 лет.
Больные в основном сидят на кроватях или стоят у смотрового окошка. У тех, кто находится в адекватном состоянии, есть возможность пройтись по коридору, выйти покурить под присмотром санитаров или посмотреть телевизор после пяти вечера. Ещё в тёплое время года можно гулять на улице, но зимой больные на свежий воздух практически не выходят. И так несколько месяцев, а то и лет.

Впрочем, если у пациента есть средства, то ему могут предложить более комфортные условия: уютную палату на одного, в которой есть вся необходимая мебель. Правда питаться он будет, как и все. То есть по нормам, утвержденным для общих отделений больниц.
Вот меню на 21 января 2016 года – день, когда в больнице побывал журналист. Завтрак – чай, хлеб, сливочное масло, консервированные овощи, овсяная каша. Обед – суп рисовый каша ячневая с подливой, котлета, хлеб компот из сухофруктов. На ужин – отварные макароны на молоке, каша гречневая, хлеб, чай.

На вопрос всегда ли больные питаются так хорошо, главврач ответил утвердительно. И уточнил, что сейчас (то есть момент нашего с ним разговора) на складе есть хлеб, все виды круп, макароны, картофель, лук, морковь, соленья, зелёный горошек, молоко, фруктовые и овощные соки, яйца, сахар, масло сливочное и растительное… Иногда также больница получает рыбу и колбасу. Это, ещё раз подчёркиваю, по словам главного врача Лауренцу Челак.

Не хлебом единым…

В то же самое время, отчитываясь перед Минздравом, тот же самый главврач Лауренцу Челак указал, что по норме расходы на питание больных должны составлять 45,86 рублей в день на одного человека. По факту же они в 2015 году не превышали 11,38 рубля. В целом же за 9 месяцев этого года дефицит финансирования по статье «питание» составил 288.811 рублей. При этом главврач на вопрос, было ли питание больных в прошлом году хуже, чем в этом, ответил отрицательно. Таким образом в словах главного врача и его же отчётах есть расхождение: с одной стороны, РПБ не получает достаточного финансирования на питание больных, с другой – больные получают все необходимые продукты, которые им положены по норме.

Вообще же, республиканская психиатрическая больница, несмотря на свой статус, финансируется крайне плохо. В прошлом году по плану она должна была получить чуть меньше пяти миллионов рублей, а получила – около трёх. Поэтому денег не хватает ни на что. Например, больнице ежегодно необходимо только на моющие средства 12 тысяч рублей. А государство выделило на эти цели в прошлом году всего 3,5 тысячи рублей. На закупку же инсектицидов и дезинфицирующих препаратов для обработки помещений вообще не было выделено ни рубля. Поэтому медперсонал больницы вынужден был приобретать их за свой счёт.

Ещё врачи, медсёстры и санитары своими силами делают ежегодно косметический ремонт в отделениях. Это при том, что средняя зарплата в РПБ на одну ставку составляет 1.766 рублей. То есть около 160 долларов.
Есть ещё одна серьёзная проблема – недостаток медицинских кадров в Республиканской психиатрической больнице. В частности, по штатному расписанию в РПБ должно быть 15 врачей, а фактически работают четверо. Та же ситуация со средним и младшим медперсоналом. Речь идёт о медсёстрах, санитарах, технических работниках. Фактически их 84 человека, а надо – как минимум 112.

Чем лечат

Не менее плачевно обстоит дело и с финансирование расходов на медикаменты. Такая же ситуация, по норме на лечение одного пациента в день должно быть потрачено 96,73 рубля, но по факту медперсонал расходовала всего 3,25 рубля. В 2015 году на закупку лекарств и другой фармацевтической продукции было запланировано потратить 413 тысяч рублей. Но за 9 месяцев 2015 года эта статья была профинансирована лишь на 85.345 рублей. Причём эти деньги пошли в счёт взаимозачётов по долгам 2014 года. А договоры с поставщиками медикаментов, заключённые в 2015 году, остались без финансирования.
Кстати, из 1014 больных, поступивших в Республиканскую психиатрическую больницу в 2015 году, 424 человека определены на лечение повторно. Из них 258 – это люди, страдающие наркологической зависимостью. Главврач РПБ Лауренцу Челак считает, что вышеуказанные цифры говорят о хорошей работе амбулаторно-поликлинической службы, которая вовремя выявляет пациентов, нуждающихся в госпитализации. Но это, так сказать, субъективное мнение.

Жить страшно

Ещё одна проблема – реальная угроза жизни и здоровью, как пациентов, так и медперсонала. Поскольку в Республиканской психиатрической больнице проходят лечение преступники, признанные судом невменяемыми. В январе 2016 года таких пациентов было 53 человека. В их числе есть убийцы, насильники, лица, занимавшиеся разбоем. Причём они совершали свои преступления с крайней жестокостью. И по оценке главврача РПБ Лауренцу Челак, не испытывают ни малейшего раскаяния за содеянное. При этом он заявил, что не может исключить наличие случаев насилия со стороны этих преступников к другим больным. Мол, к нему иногда поступает информация о конфликтах в отделении принудительного лечения. Однако их улаживают на месте. Пока.

Более того, не так давно из больницы сбежал один из особо опасных преступников, что поставило под угрозу уже жизнь и здоровье окрестных жителей. Но даже после этого государство не предприняло никаких мер. Хотя могло бы, например, найти средства на установление в помещениях больницы видеокамер и организацию пункта круглосуточного наблюдения. Или хотя бы организовать военизированную или милицейскую охрану в психиатрической больнице. Но сотрудники правоохранительных органов появляются здесь только когда привозят очередного пациента на принудительное лечение. При этом они ограничиваются тем, что просто сдают его на руки врачам. Хотя по закону ПМР об оказании психиатрической помощи милиционеры обязаны обеспечивать безопасные условия медперсоналу для доступа и осмотра пациента, которого госпитализировали в принудительном порядке.

Все идет по плану

В ответ на журналистский запрос уполномоченный по правам человека Василий Калько заявил, что с 2006 года его представители в рамках плановых проверок 4 раза посещали РПБ. Однако каких-либо существенных нарушений не нашли. И никаких обращений по поводу нарушения прав человека к нему не поступало.

Заместитель прокурора ПМР Валентина Устенко на запрос журналистов ответила, что законодательство устанавливает ограничения в доступе информации, связанной с фактами обращения граждан за психиатрической помощью и лечения их в соответствующих учреждениях. Поэтому, мол, прокуратура не может рассказать журналистам, были ли жалобы на РПБ и проводились ли проверки в этом учреждении.

И действительно: закон ограничивает подобного рода информацию. Однако речь идёт только о сведениях, касающихся конкретных людей. С чего вдруг прокуратура решила уравнять информацию о проверках и жалобах с личной информацией – непонятно. Поэтому журналисты были вынуждены сделать повторный запрос в прокуратуру. На этот раз удалось получить больше информации. Оказалось, что «…обращения граждан относительно деятельности учреждений и лиц, оказывающих психиатрическую помощь, носят единичный характер…». Говоря проще, таких обращений очень мало. Поэтому органы прокуратуры не ведут им отдельный учёт. Но в течение последних пяти лет работники прокуратуры не выявили каких-либо нарушений, связанных с содержанием в ГУ «Республиканская психиатрическая больница».

Ещё один запрос был отправлен в счётную палату ПМР. Как оказалось, её сотрудники с 2013 по 2015 годы не проводили плановых проверок в РПБ. Однако проверяющие органы контролировали, как руководство психиатрической больницы расходует российскую гуманитарную помощь, которая должна была быть направлена на улучшение питания. Только в 2014 году эта сумма составила 440.196 рубля. Но результаты этой проверки Счётная палата отказалась предоставить журналистам. Основания для отказа – эти документы имеют гриф «для служебного пользования». А такая информация ограничена к распространению. Хотя она имеет важное общественное значение. Особенно на фоне жалоб пациентов РПБ на полуголодное существование. Но хотя журналисты и пытались три месяца добиться от счётной палаты более определённого ответа, однако чиновники так и не дали его.

Всё это заставляет сделать лишь один вывод: государство и общество намерено закрывает глаза на проблемы в содержании и лечении психиатрических и наркологических больных. Об этом говорит тот факт, что ситуация в Республиканской психиатрической больнице остаётся плачевной вот уже много лет. Но, несмотря на это, проверяющие органы не находят никаких нарушений. Кроме того, психиатрическая больница ни разу не была включена в программы по модернизации и реконструкции лечебных учреждений, которые в последнее время активно проводятся в Приднестровье при поддержке государства, различных фондов и помощи других стран. Более того, Республиканская психиатрическая больница финансируется и обеспечивается предметами быта по остаточному принципу, что является нарушением целого ряда статей Конституции и законов ПМР, касающихся прав и защиты не только пациентов РПБ, но и медперсонала этого учреждения.
Вера Кольцова.

Психиатрическая больница с. Выхватинцы: доклад о ситуации

Члены Консультативного совета при Уполномоченном по правам человека в Приднестровье совместно

Психбольница в Выхватинцах: реалии нашего времени

Члены Консультативного совета при Уполномоченном по правам человека в Приднестровье посетили

Палочка Коха: миссия выполнима?

Какую помощь получают приднестровские больные туберкулёзом

Визитная карточка больницы города Рыбница

Как театр начинается с вешалки, так больница – с приемного отделения. В открывшемся после

Лечение станет доступнее

При финансовой поддержке Европейского союза ив рамках Программы развития Организации Объединенных

Масштабный ремонт больницы в Рыбнице

В Рыбнице в центральной районной больнице начались ремонтно-восстановительные работы в приемном и