Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » Мария Цуркан: Если человек пришел – значит, надо ему помочь

Мария Цуркан: Если человек пришел – значит, надо ему помочь

15-08-2014, 15:36  692
Марию Ивановну Цуркан, председателя Общества «Милосердие» в Бендерах за глаза называют не иначе, как «наша мама». Скромная, с открытым сердцем и необъятной душой, она уже 25 лет подряд руководит организацией, которая помогает всем, кто в этом нуждается. Специально для свежего номера журнала «Мой Мир», который вышел совсем недавно и распространяется бесплатно, Мария Ивановна дала интервью.

Мария Ивановна, у вас по всему помещению расставлены коробки с вещами, игрушками и прочим. Это вам обычные люди приносят?

Да, мы периодически объявляем акцию по сбору одежды, обуви и других необходимых вещей. Кто-то приносит сам, но мы можем и приехать за ними. Здесь мы их сортируем и каждый вторник у нас день открытых дверей для нуждающихся. Любой может прийти и что-то себе выбрать, бесплатно, конечно же. Если ничего не подошло, приходят в другой раз.

Кроме обычных людей, помогают ли вам крупные предприниматели, меценаты?

Вы знаете, в основном вещи приносят обычные люди и, как правило, старшего возраста. Помогают и предприятия, хотя сейчас реже. Вот недавно местная швейная фабрика передала целую коробку нарядных дизайнерских костюмов, которые мы сможем использовать на праздничных мероприятиях и передать нашим партнерам — работникам культуры.

Мария Ивановна, как вы думаете, почему многие люди стараются вам хоть чем-то помочь?

От душевной доброты (улыбается). Если вспомнить времена, когда мы только начали работать — 25 лет назад — тогда это реально был крик души. Это было перед распадом Советского Союза, люди как-то резко обеднели, стало очень трудно жить. Когда многие государственные предприятия были на плаву, считалось за честь оказать нам поддержку, если мы просили. Помню, на учредительной конференции один из тогдашних предпринимателей объявил, что берет на себя афганских инвалидов, которые только вернулись домой. Благодаря его пожертвованиям мы какое-то время выплачивали этим людям стипендию. Потом мы организовали бесплатные обеды для малоимущих, и нам тоже многие помогали в этом просто так, от души. Какой-то промежуток времени мы вместе со швейцарскими организациями устраивали акцию «Второе Рождество» – обеспечивали летний отдых для детей из уязвимых семей, проводили благотворительные праздники. Швейцарцы с искренней радостью дарили нашим малоимущим детям и взрослым подарки и устроивали для них своеобразное второе Рождество. Сейчас все стало намного сложнее.

Сколько человек работает в вашей организации?

У нас нет штатных сотрудников, у нас все волонтеры, и трудятся они безвозмездно. Изначально главным принципом нашего существования было отсутствие зарплаты. В штабе гуманитарной помощи работают три женщины пенсионного возраста. Каждая что-то делает в меру своих возможностей. Одна – бывший работник «Красного Креста», другая – пришла в 1992 году, когда начались военные события. Третья пришла немного позже – у нее в семье проблемы со здоровьем у близких людей. Все они не понаслышке знают, что такое трудные ситуации, именно поэтому они здесь. Каждую субботу мы собираем молодежь (волонтеров) и устраиваем «аукцион бредовых идей», своеобразный мозговой штурм. Это школьники и студенты, которых время от времени мы обучаем, например, когда проводим публичные акции.

Чему именно вы их учите?

Тому, как надо общаться с незнакомыми людьми и молодежью, как представлять себя и нашу организацию, как выступать на публике, у нас даже есть кодекс поведения.

Посоветуйте, что говорить людям на улице, которые грубят волонтерам или как-то неадекватно реагируют на действия волонтеров?

Всего доброго!

Спасибо, буду иметь в виду. Мария Ивановна, вернемся к вам, как вы сами пришли в организацию «Милосердие»?

Мы с мужем 22 года прожили на Байконуре, я работала там главной медицинской сестрой в военном госпитале, а последние годы занималась профсоюзной работой. Затем мужа перевели служить в Бендеры, он был военным. Когда он сюда приехал, то как-то между прочим похвалился в горкоме КПСС, мол, какая у него жена замечательная. Он очень гордился моими заслугами (улыбается). Конечно же, моего приезда ждали, а когда я приехала, меня пригласили работать в «Красный Крест», это был 1984 год.

Чем вы тогда занимались?

У нас была очень сильная бесплатная медицинская поддержка одиноких престарелых людей, наши медицинские сестры были им как члены семьи. Также мы занимались подготовкой людей к действиям в чрезвычайных ситуациях, сейчас это называется первой помощью. С распадом СССР вся эта работа прекратилась, потому что нам стало невозможно содержать штат медперсонала, но принципы поддержки людей в трудных ситуациях сохранились и сейчас в сотрудничестве с Молдавским «Красным Крестом» мы следуем этим традициям.

Однако тогда, 25 лет назад, вы решили создать отдельное общество, и родилось «Милосердие»?

Да, мы создали «Милосердие» для того, чтобы активизировать благотворительную деятельность и воспитывать чувство гуманизма и милосердия в этом регионе, так было прописано в уставе. Нам никто не мешал, государство нас поддержало, и мы стали работать.

«Милосердию» уже 25 лет. Какой момент за все это время был самым сложным?

Бендерская трагедия 1992 года, когда у нас были военные события. Это была проверка на прочность. Мы открыли штаб гуманитарной помощи, работали день и ночь, оказывали людям всяческую поддержку, даже отметки в паспортах ставили, чтобы недобросовестные люди не злоупотребляли. Это была тяжелая работа – бомбежки, свист пуль, словами не передать. Но мы справились.

Не могу не затронуть проблему раннего информирования молодежи о ВИЧ/СПИде, наркомании, незащищенном сексе. Как вы считаете, кто должен этим заниматься, и с какого возраста нужно подростку рассказывать о таких вещах?

Я думаю, чем раньше, тем лучше. Нужный момент должны прочувствовать родители, это полностью зона их ответственности. Однако далеко не во всех семьях существуют доверительные отношения между детьми и родителями. Мы уже давно делаем одно хорошее дело – готовим тренеров-педагогов, специализирующихся именно на таких острых темах. Как правило, это молодые преподаватели, которые после пройденных у нас семинаров готовят в школе тематические мероприятия, работают с детьми, старшеклассниками. А еще мы готовим тренеров-мультипликаторов, которые помогают тренерам-педагогам. Все это уже дает результаты, наша молодежь становится более информированной, более продвинутой в вопросах ВИЧ, наркомании и так далее.

Какие проблемы ВИЧ-позитивных людей в вашем регионе стоят наиболее остро?

В Бендерах ни один из них не открыл свое лицо. Это о чем-то говорит. Хотя отношение общества к проблеме постепенно меняется. В прошлом году во время блиц-опроса, который мы с местным телевидением проводили на улицах, одна женщина в возрасте сказала: «Их нужно понимать и принимать такими, какие они есть». Эти слова стали для меня бальзамом на сердце. Я мечтаю, чтобы люди могли открывать свой статус без страха. Надо просто набраться смелости, подготовить себя к этому и пережить первичную реакцию. Она пройдет, зато после этого человек сможет не боясь, заявлять о том, что он ВИЧ-позитивный, работать и вносить свой вклад в дело профилактики ВИЧ-инфекции.

К вам за помощью обращаются наркопотребители?

Конечно, но когда к нам кто-то заходит, мы не проверяем его ВИЧ-статус, не требуем медицинскую справку, человек пришел — значит надо ему помочь.

Что вам дает сотрудничество с «Iniţiativa Pozitiva»?

Оно дает нам больше, чем сотрудничество в рамках нашей Приднестровской ассоциации. Я преклоняюсь перед Русланом Повергой и Сашей Курашовым, которых знаю много лет и благодарна судьбе за то, что она нас свела. Все идеи «Iniţiativâ Pozitivâ» мы переносим сюда. Такое сотрудничество идет нам на пользу, мне импонирует принцип — для людей и вместе с людьми, считаю его очень важным и стараюсь ему следовать.

Мария Ивановна, вы не только мама, бабушка, но и прабабушка. Ваши дети вам помогают?

Конечно, и старший, и младший сын всегда готовы прийти на помощь, я могу позвонить им в любой момент, и они приедут. Даже внучка, уехавшая заграницу, продвигает там наши идеи. Она помогла мне связаться с одним из немецких благотворительных фондов, и сейчас мы готовим совместный проект для коррекционной школы-интерната, с которой сотрудничает наша организация. В школе учатся около 150 «особых детей», это очень хорошие дети, да и педагоги там великолепные. Мы очень надеемся, что немецкий фонд выделит нам деньги на покупку компьютеров, швейных машинок и другого оборудования.

Мария Ивановна, за все время работы «Милосердия» вы, насколько мне известно, практически не получали зарплату?

Иногда все-таки получала, когда у нас шел проект. Но она была скромной, и даже когда ее нет, мы продолжали и продолжаем работать.

Скажите, а что для вас самая большая благодарность, вознаграждение за ваш труд?


Я не работаю ради благодарности, я просто по-другому не могу.
Елена Держанская

Источник
Мария Цуркан: Если человек пришел – значит, надо ему помочь
Мария Цуркан: Если человек пришел – значит, надо ему помочь
Мария Цуркан: Если человек пришел – значит, надо ему помочь
Мария Цуркан: Если человек пришел – значит, надо ему помочь

ВИЧ\СПИД С широко закрытыми глазами

Не обращать внимание на проблему Вич-инфицирования, не значит, решить её

Будет проще договариваться

Медиа центр Приднестровья предложил создать Консультативный совет при омбудсмене, куда войдут не

В нашем мире есть место для всех

Отношение к старикам и к людям с ограниченными возможностями – одно из лучших определителей

Современные Робинзоны 2

Тихий голос, взгляд в сторону, туго затянутые в хвостик волосы, усталость в каждом движении. Два

Современные Робинзоны 1

В последнее время слово «социальный» прочно вошло в нашу жизнь. Однако, вряд ли правильно мы