Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » Тюрьма – ремесло окаянное

Тюрьма – ремесло окаянное

29-11-2014, 16:05  895
Как живется в местах не столь отдаленных? И в Молдове и в Приднестровье тема, связанная с пенитенциарной системой, закрыта для непосвященных. Однако немало можно почерпнуть из бесед с людьми, побывавшими в заключении, и из открытых источников.

Сколько их


В Молдове, по состоянию на 1 января 2014 года – 6853 заключенных и лиц, содержащихся под стражей до суда. Из них более 2 тысяч – лица, содержащиеся в следственных изоляторах. У 114 осужденных выявлена ВИЧ инфекция (69 больных СПИД находятся на лечении). 127 заболели за 2013 год туберкулезом (для сравнения: с 2001 по 2006 год регистрировалось около 500 новых случаев заражения ТБ ежегодно.

Что касается информации о пенитенциарных учреждениях в Приднестровье, оказалось, что получить ее путем открытого доступа невозможно, авторам пришлось опираться на неофициальные данные. Сейчас в учреждениях исполнения наказаний (УИН) и следственных изоляторах (СИЗО) содержится около 3000 заключенных. В Приднестровье 75-80 осужденных на 10 тысяч населения (в России и Грузии 59 осужденных на 10 тысяч, в Молдове – 39, а в Финляндии вообще 4,9). Приблизительно 75 из них больны туберкулезом, у 170 диагностирован ВИЧ/СПИД.

Признания под прессом

В октябре 2007-го в Тираспольском городском суде завершился процесс по самому громкому делу последних лет: о взрыве в маршрутном такси 6 июля 2006 года. Братьям Варбасевич был вынесен обвинительный приговор: Александр получил 10 лет колонии строгого режима, Сергей – 9 лет колонии усиленного режима. Следствие утверждало, что именно они изготовили взрывное устройство.

Однако какую-либо причастность к трагедии Варбасевичи отрицали и обжаловали приговор. Более того, на процессе Александр заявил, что предварительные показания братьев были получены под давлением. Их неоднократно избивали сокамерники, а Сергею даже сломали два ребра.

Потом окажется, что найденные у Варбасевичей боеприпасы не соответствуют тем, что использовались в «адской машине». Тем не менее, Александр и Сергей все-таки получили новые сроки: 4 и 3 года колонии общего режима за хранение огнестрельного и холодного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.
Истинные виновники взрыва в маршрутном такси не названы до сих пор.

– Признания, полученные под давлением, – обычная практика на стадии предварительного следствия. Я не раз беседовал с людьми, которые подвергались пыткам, - сказал председатель правления Фонда в защиту прав человека и эффективной политики, член совета общественной организации «В защиту прав осужденных, подсудимых и подследственных («Справедливое правосудие»), редактор газеты «Человек и его права» Николай Бучацкий. – Хотя в Приднестровье пытки запрещены, однако ответственность за их применение не определена: не разработан механизм наказаний за нарушение закона. Таким образом, потерпевшие не могут обжаловать действия сотрудников правоохранительных органов.

Палочная система

Известная поговорка «От сумы да от тюрьмы не зарекайся» приобретает в Приднестровье вполне конкретный смысл.

Посетивший Приднестровье в 2012 году эксперт ООН по правам человека в Приднестровье Томас Хаммарберг заявил, что, по его мнению, в местных тюрьмах содержится слишком много людей, осужденных на неоправданно длительные сроки. Правоохранительные органы Молдовы и Приднестровья работают в соответствии с «палочной системой»: «палка» - это раскрытое правонарушение.

О том же говорил и приднестровский омбудсмен Василий Калько на заседании одного из круглых столов, посвященных правам человека.

– В 2010-м милицией было составлено 125 тысяч протоколов только за административные правонарушения. То есть, на каждого четвертого взрослого жителя республики, - подчеркнул Василий Александрович. – А если подсчитать еще и те, за которые ответственны другие службы?
Практику правоохранительных структур оценивать свою работу, исходя из процента раскрываемости, он назвал «раковой опухолью».

– Часто задержания необоснованны, а приговоры неоправданно жестки, - подтвердил Николай Бучацкий в беседе с авторами материала. - И вот результат: в Приднестровье 75-80 осужденных на 10 тысяч населения. Для сравнения: в России и Грузии 59 осужденных на 10 тысяч, в Молдове – 39, а в Финляндии вообще 4,9. Наш показатель выше, чем в криминальной Колумбии. Чем больше правоохранителей, тем больше заключенных. В Приднестровье на 100-120 граждан приходится один милиционер… Правоохранительные органы попали в зависимость от системы, которую создали. Если сократить количество сотрудников – ниже станет процент раскрываемости… А для того, чтобы оправдать свое существование, нужны хорошие показатели: «палки» в отчетах. Вот армия правоохранителей и рыщет в поисках правонарушений.

Его слова подтверждают и приднестровские СМИ. Вот только один пример: в 2009 году, когда штат других министерств сокращали на 5%, численность МВД увеличилась на 189 единиц. Соответствующая статья была заложена и в бюджет ПМР.

Права заключенных отстаивает только гражданское общество

На правом берегу

… Любят говорить о благотворном европейском влиянии на тюремную систему. С 2000 года условия содержания заключенных – не стали намного лучше. А ситуация с туберкулезом и вовсе лучше, чем на воле.

Как рассказала Главный специалист, врач-терапевт, подполковник юстиции Национального пенитенциарного медицинского учреждения Нелли Продан, эпидемиологические показатели за последнее десятилетие значительно улучшились. С 2001 по 2013 год возникновение случаев туберкулеза у заключенных снизилось в 4 раза (от 550 заболевших в 2001-м – до 127 в 2013-м). Общее количество болеющих ТБ среди осужденных тоже уменьшилась в 5 раз (от 1152 до 152 больных, состоящих на учете к концу 2013 года). Закономерно, что в прошлом году Европейское Бюро ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения) оценило Молдову как модель лучших практик в области профилактики, контроля и поддержки в МЛУ ТБ в пенитенциарной системе в обеспечении преемственности лечения заключенных с ТБ после освобождения и это является продуктом усилий нашей организации, ДПУ и национальной противотуберкулезной программы.

Всем осужденным раз в полгода проводят рентгенологическое обследование грудной клетки на предмет его выявления, рассказывает.

Носителей инфекции и заболевших – как активной формы, так и незаразных – содержат отдельно от всех заключенных. А резистентные формы (нечувствительные к медикаментам) отдельно от обычных больных. Лечение проводится по 2 линиям (для обычной и для резистентной формы). Руководство молдавского ДПУ заверяет, что лекарств хватает. Существует и отдельное учреждение для отказавшихся от лечения. Их таким образом изолируют от других заключенных. Результаты не замедлили себя ждать: заболеваемость туберкулезом с 2005 года снизилась в тюрьмах на правом берегу в 5 раз. И если в 1999-2000 году умерло от этой болезни 55 и 49 человек, то в 2012-2013 году – 6 и 3 соответственно. Туберкулез уже перестал быть основной причиной смерти у заключенных, уступив место неинфекционным заболеваниям: доля смертности по причине туберкулеза у заключенных в 2001 году составляла 54%, а в 2013 году – 17% случаев.

Однако бывшие заключенные и представители неправительственных организаций замечают, что выйдя на волю, бывшие зэка оказываются в космосе – то есть в безвоздушном пространстве – без никакой помощи и поддержки. Этим пытаются заниматься исключительно НПО. Но возможности их ограниченны и на всех их не хватает. Так что благостные рапорты руководства ДПУ о том, что за колючей проволокой сегодня ситуация по туберкулезу лучше, чем на гражданке, увы, соответствуют действительности. Тут уже до больных – что освободившихся, что гражданских – практически нет никому никакого дела – выживают и лечатся, кто как сумеет.

Да и условия содержания в тюрьме на самом деле далеки от идеальных, замечает исполнительный директор НПО AFI (Act For involvemen – действие для развития) Лилиан Северин. По его словам предстоит еще много и упорно работать на уровне ДПУ, минздрава и правительства, чтобы довести их до уровня стандартов, принятых Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Пока что в молдавских тюрьмах частенько нет не то что нормальной – никакой вентиляции, камеры частенько переполнены и изоляцию больных полностью провести не удается. AFI как раз работает надо тем, чтобы была принята государственная программа контроля надо инфекцией. Причем не только в отношении туберкулеза, но и ВИЧ-инфицированных (надо помнить, что основная причина смерти заболевших СПИДом – именно туберкулез, поражающий ослабленную иммунную систему в первую очередь). Еще одна организация, занимающаяся выявлением ВИЧ – это IDOM – Институт за права человека в Молдове. Но их усилий катастрофически не хватает на всех.

Кроме того, Северин уверен: медицинские службы надо вывести из-под подчинения тюремного начальства. Иначе о полном соблюдении прав заключенных говорить не приходится. «Доктор в погонах – часть администрации. Он не в состоянии исполнять свои обязанности с медицинской точки зрения», - говорит Лилиан.

Большой вопрос возникает и в связи с дальнейшим планом финансирования. До 2018 года глобальный фонд ВОЗ помогает Молдове закупать лекарства в рамках программы DOTS+ - то есть для лечения устойчивых форм туберкулеза. Это больше миллиона долларов. С прошлого года правительство Молдовы выделяет примерно миллион леев (около 71 420 долларов) на лечение обычных больных. Но лекарства дорожают: за последние два года они подорожали примерно в три раза).
Еще больший вопрос возникает – где взять деньги на поддержку и реабилитацию бывших заключенных больных туберкулезом после освобождения. Сегодня пациенты, регулярно продолжающие лечении туберкулеза получают социальную поддержку эквивалентную 20 евро в месяц с целью поддержания и непрерывности лечения из средств Глобального Фонда (международное финансовое учреждение, основанное при ООН, которое ведет борьбу против СПИДа, туберкулеза и малярии). А в конце лечения, пациенты предоставляющие документы об успешном окончании лечения получают сумму в размере € 100 €. Но откуда возьмутся деньги через 4 года пока никто не знает…

На левом берегу

- Права человека в Приднестровье находятся даже не в зачаточном состоянии. Многие не представляют, что это. Особенно тяжело приходится тем, кто лишен свободы, – считает Николай Бучацкий. – Около года назад мы зарегистрировали неправительственную организацию (НПО) «В защиту прав осужденных, подсудимых и подследственных («Справедливое правосудие»).

Условия содержания

В специальном докладе ООН о правах человека в Молдове указывается, что, помимо коррупции, главным нарушением в Приднестровье остается нарушение прав заключенных в пенитенциарных учреждениях: тяжелые условия их содержания, переполненность тюрем, которая приводит к росту числа различных опасных заболеваний у тех, кто лишен свободы.
Главный эксперт по правам человека ООН Томас Хаммамберг, посещавший около двух лет назад Молдову и Приднестровье, отметил, что порой в камерах содержалось втрое больше людей, чем положено по норме. Люди даже спали по очереди. Они находились в антисанитарных условиях, без питьевой воды, у них не было возможности соблюдать личную гигиену.
В докладах Ассоциации Promo-LEX и организации Amnesty International Moldova подтверждались факты, выявленные омбудсменом, и сообщалось, что камеры в большинстве пенитенциарных учреждений (ПУ) Молдовы, и особенно – в ПУ №13, были переполнены, в них почти отсутствовала вентиляция и естественное освещение. За период с 2007 по 2012 годы Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес 11 решений по условиям содержания в пенитенциарном учреждении №13, и правительство заплатило компенсацию в размере EUR 120 600 евро (163 000 долл. США).

Уполномоченный по правам человека в Приднестровье Василий Калько и общественное объединение «Медиа центр» провели совместную пресс-конференцию 26 июня, в Международный день поддержки жертв пыток.
- В 2009 году я посетил целый ряд СИЗО и пришел к выводу, что пребывание там граничит с применением пыток, - пояснил омбудсмен. – Летом в помещении, рассчитанном на 15 человек, находились 40. И это при неработающей вентиляции! Я обратился к властям. Пусть не сразу, но ситуация изменилась. Я больше не сталкивался с такими вопиющими фактами «перенаселенности» камер. СИЗО побелили, там отремонтировали вентиляцию, установили бойлеры.
Однако с ним согласны далеко не все.

- В следственных изоляторах (СИЗО), где содержатся подследственные, может быть, и навели порядок, а вот в зоне по-прежнему находиться невозможно, - заметил один из побывавших в местах не столь отдаленных. – Сырые помещения. Так и заболеть недолго.

Болезни
Сейчас в учреждениях исполнения наказаний (УИН) и следственных изоляторах (СИЗО) Молдовы содержится около 3000 заключенных (на правом берегу). 127 из них больны туберкулезом, у приблизительно 170 диагностирован ВИЧ/СПИД.

В Департаменте пенитенциарных учреждений (ДПУ) Молдовы не видят особой опасности для тех, кто по другую сторону колючей проволоки от больных туберкулезом заключенных: опасные для окружающих больные открытой формой антибиотикоустойчивого туберкулеза, которые отказываются от лечения, помещаются в специализированный изолятор города Резина. Желающим выздороветь всегда помогают, переводят в это ПУ (№ 16) до полного излечения.

Но бывшие заключенные рассказывают иное. В большинстве пенитенциарных учреждений медицинское обслуживание не предоставлялось на должном уровне, поскольку в медчастях не хватало персонала, а бюджет на медицинское снабжение пенитенциарной системы в 2012 году был сокращен правительством РМ на 30%. Согласно государственным нормативам, лица с подозрением на туберкулез должны содержаться отдельно от остальных заключенных. Однако лица с различными заболеваниями часто содержались вместе с лицами, у которых подозревали туберкулез, подвергаясь риску заражения.

- Лекарства в «больничке», как правило, просрочены, а врачи равнодушны к судьбе пациентов, - рассказал один из тираспольчан, вернувшихся из мест не столь отдаленных. – Это касается и тех, кто страдает таким опасным заболеванием, как туберкулез, а потом, не долечившись, выходит на свободу.

В скобках заметим: по данным ВОЗ, достаточно одного бацилловыделителя на миллион человек, чтобы создать благоприятную эпидемиологическую ситуацию. Один такой больной способен за год заразить 10-15 здоровых людей. Если заболеваемость выше 50 случаев на 100 тысяч населения, она считается эпидемией. В Приднестровье этот показатель уже вдвое превышен.

Нужна работа

- Основная проблема в местах заключения – отсутствие работы, - считает Николай Бучацкий. – Отсюда и прочие беды: неуставные отношения, ужасные бытовые условия, плохое питание… Ответ властей давно известен: работы нет и для тех, кто на воле. Но это неправда. Достаточно изучить перечень товаров, которые пересекают нашу границу в качестве импорта, и мы убедимся: дела так много, что впору завозить гастарбайтеров. Импорт давно вдвое превышает экспорт. Несмотря на благоприятный климат и все условия для занятия сельским хозяйством, в Приднестровье ввозится даже продовольствие: от молока и муки до яблок и картофеля. Почему-то нашим ветвям власти невыгодно возрождать собственное производство. Наоборот, законы, которые принимаются в Приднестровье, душат налогами даже те чахлые ростки, которые все-таки прижились на суровой почве. Напрашивается вывод: кому-то выгодно зарабатывать на импорте. Каков результат? Люди просто закрывают свой бизнес и уезжают: 4 тысячи человек ежегодно покидают Приднестровье.

Консультативный совет

Гражданское общество уже очень помогает приднестровскому омбудсмену: прежде всего, информацией. Теперь будет создан Консультативный совет из представителей власти и гражданского общества при уполномоченном по правам – человека. Такие структуры уже успешно работают в России и Украине.
– Общественное объединение «Медиа центр» предложило создать Консультативный совет при омбудсмене. Это постоянно действующий коллегиальный консультативно-совещательный орган, действующий на общественных началах. Его цель - предотвращение пыток и борьба с безнаказанностью в местах лишения свободы и психиатрических медицинских учреждениях для людей с ограниченными умственными способностями, - подчеркнула директор «Медиа центра» Луиза Дорошенко. – «Медиа центр» уже подписал с Уполномоченным по правам человека «Соглашение о сотрудничестве и совместной деятельности». Сейчас разрабатывается проект положения о Консультативном совете. В состав Консультативного совета войдут профессиональные юристы, представители средств массовой информации и общественных организаций. Этот орган даст дополнительный импульс в развитии института прав человека в Приднестровье.

Сергей Привалов (г. Тирасполь), Наталья Силицкая (г. Кишинев).


Материал подготовлен в рамках проекта «Независимые средства массовой информации для продвижения демократических процессов и укрепления гражданского общества», который реализуется при финансовой помощи Государственного департамента Соединенных штатов Америки.

Права заключенных будет отстаивать и гражданское общество

Посетивший Республику в 2012 году эксперт ООН по правам человека в Приднестровье Томас Хаммарберг

Защитим права человек вместе

В Приднестровье появится возможность более эффективно защищать права человека.

Тюрьма больна туберкулезом и ВИЧ

Туберкулез и СПИД признаны глобальными проблемами человечества. Но есть место, где они

В тюрьмах много людей, которые не должны там находиться

Старший эксперт ООН по правам человека: Приднестровская судебная и уголовная система носит