Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » Остаться в живых

Остаться в живых

11-11-2014, 15:37  863
Работа не должна становиться местом смерти

Все мы помним диалог из комедии Гайдая о приключениях Шурика: «У вас несчастные случаи на стройке были?» - «Нет, пока ещё ни одного не было» - «Будут». Эти фразы всегда вызывают улыбку. Однако в жизни тема производственных травм далеко не веселая. Изучение этой проблемы на обоих берегах Днестра приводит к одному выводу: вопреки стараниям законодателей работники не чувствуют себя защищенными.

Цифры двух берегов


По данным пресс-службы Министерства труда, социальной защиты и семьи Молдовы, за I полугодие 2014 года в стране было выявлено 240 несчастных случаев на производстве, в результате которых пострадали 249 человек. Однако, как показывает практика, эта статистика неполная.

По молдавскому законодательству, если на производстве произошел несчастный случай, работодатель обязан немедленно сообщить об этом в Государственную инспекцию труда по тел. 022-494-129.

Если травмы у пострадавшего небольшие и сотрудник лишь временно утратил трудоспособность, то расследованием этого случая занимается само предприятие, которое предоставляет в Трудовую инспекцию соответствующий акт. Расследованием же тяжёлых и смертельных несчастных случаев на производстве занимается Государственная инспекция труда. За первые шесть месяцев этого года ведомством были изучены 65 инцидентов, из которых 27 с летальным исходом.

Территориальная инспекция труда Бельц, в ведении которой не только муниципий, но и еще три района: Фалештский, Флорештский и Сынжерейский, за этот период расследовала восемь несчастных случаев, из которых четыре смертельных. Как отметил начальник Трудовой инспекции Ион Прокопчук, статистика в этой сфере не снижается, за аналогичный период прошлого года было зарегистрировано столько же смертей на рабочем месте.

–Трудовая инспекция определяет причины несчастного случая, выявляет виновных и составляет план мероприятий для предотвращения подобного в дальнейшем. Результаты расследования направляются на предприятие и в комиссариат полиции, где уже решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Окончательное решение выносит суд, – рассказал Ион Прокопчук.

На левом берегу Днестра по состоянию на 30 июня этого года произошло 47 несчастных случаев, 11 из которых со смертельным исходом. Три из них признаны как производственные, наступившие в результате производственного ЧП. Остальные случились на рабочем месте, но в результате ухудшения состояния здоровья. Человек пришел на работу, стало плохо с сердцем… Такие случаи местной инспекцией охраны труда (ГИОТ) на учет не берутся и не расследуются. Всего же, по данным ежегодного доклада уполномоченного по правам человека Василия Калько, в республике пенсионерами по инвалидности вследствие трудового увечья или профзаболевания являются 447 человек.

Руководитель инспекции охраны труда Владимир Ворона констатирует, что уровень производственного травматизма с каждым годом снижается (в прошлом году был зафиксирован 101 случай), но до оптимизма в этой области, признает он, далеко. Статистика несчастных случаев уменьшается не по причине «наведения порядка», повышения качества системы охраны труда, а по причине сокращения производственных мощностей хозяйствующих субъектов. Сегодня, – в силу складывающейся экономической ситуации, – они задействованы на 25 – 50 %. Эксперты уверяют, что работай предприятия в полную мощь, как в советское время, но при нынешнем состоянии охраны труда и отношения к ней, цифры были бы куда трагичнее.

Жизнь разделилась на «до» и «после»

Утро того рокового дня 8 июля 2013 года для 28-летнего выборщика-укладчика Григориопольской шахты Станислава М. начиналось обычно, как у тысяч, миллионов людей – встал, позавтракал, побежал на работу. В восемь часов он, молодой, здоровый, спустился в забой шахты, а через час с небольшим его подняли на поверхность инвалидом – в добычной камере обрушилась кровля, погребя под собой Станислава. Его коллеги, спустившиеся с ним в забой в тот день, родились в рубашке…

Прибывшие врачи скорой помощи констатировали у него компрессионный перелом (травма позвоночника, при которой под воздействием травмирующей силы происходит компрессия тела позвонка, в результате чего обломки смещаются в позвоночный канал, приводит к необратимому параличу конечностей).

Позже комиссия назовет причины, приведшие к трагедии – неудовлетворительная организация работ и отсутствие должного контроля за безопасным ведением горных работ при добыче пильного известняка, отставание крепления горной выработки в забое КРМ № 34, необеспечение рабочего места в состояние полной безопасности, отсутствие контроля над подчиненным персоналом, невыполнение производственной инструкции самим шахтером и т.д. 80 % вины за произошедший несчастный случай возложат на предприятие, 20 % – на Станислава.

Весь прошедший год после того трагического дня, разделившего его жизнь на «до» и «после», он проведет в бесконечной, изматывающей борьбе за здоровье (больничная палата, медикаменты, капельницы) и с накатывающей удушливой волной депрессией. Но болезнь, полученные травмы оказались сильнее и коварнее – сегодня Станислав прикован к инвалидному креслу, передвигаться самостоятельно он не в состоянии, ему нужен постоянный уход и дорогостоящее лечение. Консилиум врачебной экспертизы жизнеспособности (КВЭЖ) на основании медицинского освидетельствования определил ему первую группу инвалидности со стопроцентной общей и профессиональной утратой трудоспособности.

А его мама весь этот год наступившей «новой жизни после катастрофы» будет разрываться между ним и чиновничьими кабинетами, будет хлопотать о ставшем беспомощным сыне, прятать от него мокрые глаза, и писать, писать письма во всевозможные инстанции с требованием выплатить ему все положенные в этом случае выплаты.

Застрахованы государством

Виновными в возникновении производственной травмы могут быть признаны как работодатели, так и сами работники.

–Часто сотрудники сами не выполняют требования инструкции, но есть примеры, когда и работодатели не обеспечивают работников средствами зашиты: касками, защитными очками, поясами для предотвращения падения с высоты и т.д. Но в последнее время работодатели стали более ответственными. И сейчас намного меньше отмечается фактов, когда бы на предприятии скрывали несчастные случаи, – сказал начальник Трудовой инспекции Ион Прокопчук.

По законодательству, действующему на правом берегу, если признается, что в несчастном случае виновато предприятие, то работнику за счет экономического агента, помимо возмещения ущерба, выплачивается единовременное пособие в размере среднемесячной заработной платы по стране за каждый процент утраты трудоспособности.

В случае смерти работника предприятие должно не только возместить материальный ущерб родственникам, но и выплатить единовременное пособие в размере среднегодовой заработной платы умершего, помноженной на число полных лет, не дожитых им до пенсионного возраста – 62 лет. По словам Иона Прокопчука, если погибший был молодым человеком, то размер таких единовременных пособий может достигать миллионов леев.
Если ограничение трудоспособности или смерть работника наступили по вине не только предприятия, но и пострадавшего, то размер единовременного пособия уменьшается в зависимости от степени вины пострадавшего.

На правом берегу, по законодательству, все граждане, которые выплачивают взносы государственного социального страхования являются застрахованными от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Страховщиком является Национальная касса социального страхования республики и её территориальные структуры.

Размер пособия по временной нетрудоспособности вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, отличается от обычного.

Во-первых, если при начислении выплат по обычному «больничному» учитывается стаж работы заболевшего (чем меньше, тем меньше размер выплаты), то в случае производственной травмы стаж не имеет значения.
Во-вторых, если при общем заболевании при стаже более 8 лет, сотрудник имеет право на пособие в размере только 90 % от среднемесячной зарплаты за год, то в случае производственной травмы выплата составляет 100 % средней зарплаты за последние шесть месяцев.

В-третьих, первые пять дней «больничного» оплачиваются за счет работодателя, а начиная с шестого дня – выплата осуществляется из средств бюджета государственного социального страхования. А при заболеваниях или несчастных случаях, связанных с работой, первые 20 календарных дней «больничного» оплачиваются работодателем из собственных средств, и только начиная с 21-го дня выплата производится из средства соцфонда.

Директор Территориальной кассы социального страхования Дамиан Русу, сообщил, что за первое полугодие этого года в Бельцах пособие по временной нетрудоспособности вследствие несчастных случаев на производстве или профессиональных заболеваний получали 20 человек, которые, в общем, находились на «больничном» больше года –441 день.

За это время им было выплачено почти 57 тыс. леев ($ 4 тыс.) пособия, из которых почти 37 тыс. леев ($ 2,6 тыс.) за счёт экономических агентов (за первые 20 дней). 20 тыс. леев ($ 1,4 тыс.) были выделены из Фонда социального страхования.

Пособие по инвалидности, вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, также отличается от обычного.

Размер пособия лицу, имеющему I или II группу инвалидности, определяется как разница между 2/3 среднемесячной заработной платы работника за последние шесть месяцев и размером пенсии по инвалидности, выплачиваемой ему через государственную систему социального страхования. При III группе инвалидности размер зависит от степени утраты нетрудоспособности, которая определяется врачами.

В случае смерти застрахованного лица из-за несчастного случая на производстве право на пособие имеют его несовершеннолетние дети (в размере пяти средних зарплат умершего за последние шесть месяцев на одного ребёнка; восьми - на двух детей; двенадцати - на трех и более детей), а также нетрудоспособный или ухаживающий за ребёнком до трёх лет супруг (в размере трёх среднемесячных зарплат).

На левом берегу Днестра, в соответствии с Законом «Об охране и безопасности труда», предприятие, виновное (полностью или частично) в несчастном случае на производстве или профессиональном заболевании, обязано возместить работнику ущерб, причиненный увечьем либо иным повреждением здоровья, а также оплатить лечебно-оздоровительным учреждениям полную стоимость его лечения и полностью компенсировать органам социального страхования затраты, связанные с выплатой ему пенсии и других пособий. Ст. 31 устанавливает размеры выплат – единовременного и ежемесячного.

В случае смерти работника единовременное пособие выплачивается из расчета среднегодового заработка умершего, помноженного на число полных лет, не дожитых им до возраста 60 лет. Арифметика проста –если работник погиб в возрасте, например, 35 лет, то, следовательно, до 60 лет он не дожил 25 лет, эта цифра умножается на его среднегодовой заработок. При этом минимальный размер единовременного пособия должен составлять при смертельном исходе – не менее 10 годовых заработков. При установлении I группы инвалидности – не менее 5 годовых заработков, II группы – не менее 3 годовых заработков, III группы – не менее одного годового заработка. При несчастном случае с временной утратой трудоспособности более четырех месяцев – не менее 0,5 годового заработка. Единовременное пособие не облагается налогом, среднемесячный заработок для исчисления его размера берется за 12 календарных месяцев, предшествующих трудовому увечью или наступлению утраты трудоспособности.

Размер ежемесячного пособия зависит от процента потери профессиональной трудоспособности. Так, при 100 % потере (это первая группа инвалидности) выплачивается пособие, равное 100% среднемесячной заработной платы, которая должна индексироваться ежеквартально, исходя из минимального размера оплаты труда, при второй группе – примерно 60 % (процент потери трудоспособности определяет комиссия врачебной экспертизы жизнедеятельности – КВЭЖ). Предприятие, виновное в несчастном случае, также возмещает пострадавшему дополнительно понесенные им расходы на приобретение лекарственных препаратов, протезирование, санаторно-курортное лечение и т.д.

Однако всегда находятся желающие его обойти, так как несчастный случай, как все в этом прагматичном мире, имеет свою цену, и, как правило, высокую. В прошлом году, например, Рыбницкий цементный комбинат выплатил семье молодой работницы, погибшей в результате несчастного случая на производстве, 1,6 млн. рублей (150 тыс. долл.) единовременной компенсации. Такие суммы могут если не обанкротить, то уж точно пошатнуть и без того непрочное финансовое положение хозяйствующих субъектов. А нынешний работодатель, в большинстве своем частник, научен считать каждую копейку и с ней (каждой копейкой) расставаться не желает. Мать ставшего инвалидом Станислава не один месяц «выбивала» из администрации Григориопольской шахты единовременное пособие, которое положено ее сыну по закону. Шахта выплачивать не хочет, вернее, не может, ссылаясь на банальное отсутствие средств (Станиславу, напомним, положено единовременное пособие в размере пяти годовых заработков). «Мы выплачиваем ему ежемесячную компенсацию нетрудоспособности в размере 4134 рубля (370 долл.), кроме того, оплатили больничные листы, выдали материальную помощь в размере 30 тыс. рублей, больше денег нет», говорят на шахте.

Григориопольский филиал Сбербанка, действительно, подтвердил, что в мае по текущему счету шахты картотека составляла 210 тыс. руб. То есть, денег на выплату единовременного пособия Станиславу не было. Но, согласитесь, это не его проблема, он уже и так наказан судьбой. Станислав, к слову, не единственный, кто оказался в такой ситуации, и Григориопольская шахта – не единственное предприятие, которое – в силу скудного финансового состояния – не способно выплатить пострадавшему работнику пособие в возмещение вреда, причиненного вследствие несчастного случая. И тут возникает извечный вопрос: что делать?

В таких случаях «бедствующим» предприятиям, на которых случился несчастный случай, подставляет плечо государство, гарантируя соответствующие выплаты пострадавшим работникам, их родственникам. Единый фонд социального страхования (ЕГФСС) берет на себя частичное (обращаю внимание – частичное) субсидирование работодателей. В случае смерти работника от несчастного случая ЕГФСС выплачивает его родственникам не менее трех годовых заработков, в случае получения инвалидности первой группы – не менее двух годовых заработков, второй – одного годового заработка, третьей – 0,5 годового заработка. При этом предприятие обязано затем вернуть «позаимствованные» средства фонду социального страхования, а также выплатить пострадавшим оставшуюся часть единовременного пособия. Станиславу и его матери тоже порекомендовали обратиться в фонд соцстраха (пока материал готовился к печати, стало известно, что вопрос с выплатой Станиславу части единовременного пособия наконец решился – фонд соцстраха выплатил ему пособие в установленном размере).

Если предприятие проходит процедуру банкротства, а на нем «висит» обязанность по выплате «травматических пособий», и денег, естественно, нет, то реализуется имущество хозяйствующего субъекта, а вырученные средства в первоочередном порядке направляются на эти цели, а уж затем на погашение кредиторской задолженности перед бюджетами всех уровней, заработной платы, профсоюзных взносов и т.д.

Поскольку проблема, связанная с соблюдением требований охраны труда, а также выплаты соответствующих пособий в республике стоит остро, то исполнительная власть Левобережья выступила с законодательной инициативой о принятии закона об основах обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Одна из целей законопроекта заключалась в создании специального фонда, средства которого будут обеспечивать работникам, получившим увечья, «заработавшим» профессиональные заболевания, гарантированные выплаты. Предполагалось, что пополнять его будут работодатели своими страховыми взносами (0,5 % фонда оплаты труда предприятия, учреждения). Руководитель министерства по социальной защите и труду Оксана Буланова при обсуждении законопроекта отметила, что речь идет о консолидированной ответственности работодателей и государства перед пострадавшими работниками, о предоставлении им дополнительных социальных гарантий. Однако парламентарии, многие из которых являются либо руководителями хозяйствующих субъектов, либо имеющие (тщательно вуалируемое) отношение к бизнесу, предложенный проект закона «прокатили» под предлогом того, что дополнительный сбор может подорвать финансовое положение предприятий, что требуется дифференцированный подход к установлению его размеров и т.д.

Рабочие не считают себя защищенными

Мы видим, что законодательство в области охраны здоровья и страхования от несчастных случаев на обоих берегах Днестра хорошее. Но многие работники не пользуются своими правами в этой области.

Андрей Мокану из Правобережья – столяр, и травмы на производстве получал неоднократно. Мужчина уверен, что большинство пострадавших не сообщают о том, что травмы получены на предприятии.

«Во-первых, до сих пор много рабочих трудится неофициально, поэтому они вообще никак не застрахованы. Я тоже долгое время работал неофициально. Однажды, работая на станке, задумался и порезал пальцы. К врачам вообще не обращался, перебинтовал руку и подождал несколько дней, пока заживёт. Другой раз, уже официально работая на частника, выполнял срочный заказ. Из-за сильной усталости (не спал трое суток) станком срезал полпальца. Коллега отвёз меня в приёмный покой больницы, мне оказали помощь. Там меня спросили, буду ли я писать какое-то заявление. Я сказал, что нет. Считал, что сам виноват и не хотел подставлять хозяина. Не оформлял даже больничный. Я знаю много случаев, когда граждане скрывают, что получили травмы на производстве, так как боятся потерять работу. Ну получат они пособие, но потом их никто на работе держать не будет. Ведь если будет зафиксирован несчастный случай, начнутся различные проверки. Кому это понравится? И ещё. Мы работаем на очень старых станках. На современном оборудовании травмы получить сложно, но они стоят очень дорого и нашим предприятиям приобрести их не по карману».

Серджиу Остапчук – строитель. Сам он серьёзных травм на производстве, к счастью, не получал, но коллег в травмпункт возил неоднократно. Он тоже считает, что официальная статистика далека от реальности, так как работники скрывают истинное происхождение своих увечий. «У нас на работе травмы получали многие. Если они были несерьёзными, то не обращались вообще никуда. А если травмы были тяжёлыми, то приходилось вызывать скорую помощь и ехать в больницу. Или везти пострадавшего на такси. В больнице всегда спрашивали, как получена травма. Выдумывали разное: дрова рубил, упал дома с лестницы или с табуретки и т.д. Потому что хозяева всегда требовали не сообщать о причинах. Предлагали деньги на лечение. Ведь если начнётся расследование, обязательно обнаружатся нарушения техники безопасности, плохое ведения документации по охране труда и т.д. Кому это надо? Кроме того, очень многие работают неофициально и не застрахованы вообще».

На левом берегу, как показывает практика, единовременные выплаты намного превышают бюджет финансирования мероприятий по охране труда. Та же Григориопольская шахта обязана выплатить Станиславу М. только единовременное пособие в размере почти 250 тыс. рублей (23 тыс. долл.), не считая ежемесячного пособия плюс дополнительных расходов на оплату больничных листов, материальную помощь, реабилитацию. Эти расходы сопоставимы с годовым бюджетом предприятия на финансирование мероприятий по охране труда.

Вывод -сегодня дешевле следовать правилам техники безопасности, нежели компенсировать сотрудникам, их родственникам потерю здоровья или, не дай бог никому, смерть работника.
К слову, в то самое советское время несчастные случаи на производстве, даже при грубейших нарушениях правил охраны труда со стороны работника, стопроцентно ставились в вину предприятию – это его руководитель не доглядел, не обеспечил, не проконтролировал, не воспитал, а работник и так наказан за свою халатность потерей здоровья или жизни. Сегодня законы «подогнаны» под требования времени, рынка и, чего лукавить, работодателей. Ответственность за несчастный случай пропорционально возлагается на все стороны трагедии (руководителя, начальника цеха, участка, работника, уполномоченного по охране труда и т.д.), при этом нспекция по охране труда, расследующая несчастные случаи, скрупулёзно высчитывает проценты вины, ибо от них зависит размер выплат. Соответственно, чем выше вина предприятия, тем дороже ей обходится ЧП на производстве, поэтому работодатели всячески изворачиваются, чтобы снизить степень своей вины, переложить ее на работника. А он «виноват» уж тем, что поставил свою подпись в соответствующей инструкции, и не важно, проходил он инструктаж, какого качества он был. Подпись твоя стоит – значит, был предупрежден. Из 101 несчастного случая, произошедшего в прошлом году, в 25 % была признана вина пострадавшего, в 15% – предприятия, и в 60 % – смешанная вина (то есть, халатность, игнорирование правил охраны труда допустили как предприятие, так и сам пострадавший).

Владимир Ворона признает, что в качестве «ухода» от ответственности работодатели (особенно небольших частных предприятий) идут на сокрытие фактов несчастного случая. Госинспекция по охране труда старается отслеживать ситуацию. «В 2006 году мы ввели новый механизм контроля производственного травматизма, и сразу получили его резкий скачок, практически в два раза (что говорит о масштабе их сокрытия), но за годы ситуация выровнялась, и сегодня мы имеем реальную картину состояния травматизма в республике, – говорит руководитель инспекции охраны труда . Этот показатель держится на уровне 100 – 120 случаев в год». Как же инспекции удается выводить «из тени» скрываемые производственные ЧП? В «цепочку» расследования были подключены правоохранительные органы, прокуратура, учреждения здравоохранения. В расследовании несчастных случаев принимает участие и Техническая инспекция охраны труда Федерации профсоюзов. Здесь же члены профсоюза могут получить бесплатную юридическую консультацию, в том числе связанную и с вопросами охраны труда, с расчетами размера пособий по возмещению вреда вследствие несчастного случая.

Травпунктам лечебных учреждений вменили в обязанность информировать инспекцию о поступивших травмированных гражданах, которые, с их слов, получили травму на производстве. Информация поступает до десятого числа каждого месяца, затем специалисты инспекции ее проверяют. «Процентов 30 - 40 отсеивается, - говорит Владимир Ворона, - люди идут на хитрость, травму получили дома, а говорят, что на работе, чтобы получить пособие». По остальным фактам проводится проверка. Работодатель по закону обязан сообщить о произошедшем несчастном случае в течение рабочего дня, позднее – уже сокрытие факта. За это следует административное наказание в размере 50 до 100 РУ МЗП (от 70 до 140 долл.). Безусловно, эти меры в какой-то степени дисциплинируют работодателей, но в любой, даже на первый взгляд совершенной, схеме есть уязвимое звено. Пострадавший работник – под нажимом ли работодателя, под страхом ли увольнения либо же из «рыцарских» побуждений (чтобы не подставлять начальника) – может скрыть факт получения травмы на работе. Один мой сосед месяц «ковылял» на костылях, в травмпункте сказал, что ногу поломал дома. – У меня с начальником хорошие отношения, не хочу доставлять ему неприятности, - объяснил он свой благородный порыв. Другой сосед в разговоре жаловался, что начальник «гонит» его на работы (производственная необходимость!), к которым он не имеет доступа.

Владимир Ворона рекомендует работникам отказываться от опасных работ, если работодатель не обеспечил безопасных условий труда – они имеют на это полное право. Жизнь и здоровье дороже любой работы.

Куда обращаться
В случае, если у работника возникли вопросы по охране труда, можно обратиться по следующим номерам телефонов:
В Бельцах:
Территориальная инспекция труда – 0231-2-95-08.
Зональная Инспекция труда при Национальной Конфедерации профсоюзов - . 0231-92-853.
Представительство Центра по правам человека – 0231 2-81-49.
В Тирасполе:
Государственная инспекция охраны труда - 0 (533) 2-65-88.
Техническая инспекция по охране труда Совета Федерации профсоюзов - 0 (533) 7-38 – 50.
Уполномоченный по правам человека - 0 (533) 5-51-75.
Единый государственный фонд социального страхования 0 (533) 9-70-47.
Наталья Петрусевич
Людмила Коваль

Материал подготовлен в рамках проекта «Независимые средства массовой информации для продвижения демократических процессов и укрепления гражданского общества», который реализуется при финансовой помощи Государственного департамента Соединенных штатов Америки.

Я б в рабочие пошел…

В АТО Гагаузии живет около 400 человек с нарушениями зрительной функции, в Приднестровье таких

Туберкулез: мифы и реальность на обоих берегах Днестра

Бытует мнение, что туберкулез - это неизлечимая болезнь. Сегодня при своевременном

Независимый институт права и гражданского общества

Предлагаем Вашему вниманию рубрику с консультациям юристов, подготовленные НПО «Независимый

Лучший способ сделать детей хорошими - это сделать их счастливыми

Лучший способ сделать детей хорошими - это сделать их счастливыми.Оскар Уайльд Социальный сирота.

Самая тяжелая работа - её отсутствие

«Самая тяжелая работа - её отсутствие» (Рубен Багаутдинов) Уже несколько лет на двух берегах