Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » ГМ-продукты: есть или не есть?

ГМ-продукты: есть или не есть?

24-10-2014, 18:17  878
Почему у населения левого и правого берегов Днестра нет права выбора, хотя трансгенная еда уже анонимно присутствует на нашем столе?

ГМ-продукты: прекрасные или ужасные?

Сам факт существования новой генетически модифицированной (ГМ) пищи расколол мир пополам. В отличие от привычной селекции учёные скрещивают чужеродные организмы. Есть, например, помидор с геном камбалы, который позволяет дольше хранить овощ при низкой температуре.

Сторонники использования генетически модифицированных организмов (ГМО) утверждают, что теперь можно будет накормить всех голодных. Улучшатся свойства продуктов: достаточно «запрограммировать» дополнительную порцию витаминов, скажем, в яблоках. К тому же, ГМ-плоды дольше хранятся, их легче транспортировать, проще выращивать. Взять хотя бы картофель, устойчивый к атакам колорадского жука и сорняков.

Противники трансгенов считают, что доходы сельхозпроизводителей возрастут за наш с вами счёт. По их мнению, «пища Франкенштейна» грозит онкозаболеваниями, аллергиями, нарушением обмена веществ, бесплодием и патологическим развитием будущих детей.

Так опасна для здоровья трансгенная пища или нет?

— Есть такой принцип в науке: пока есть сомнения, надо предпринимать меры безопасности, — говорит доктор хабилитат биологических наук, член-корреспондент Академии наук Молдовы Михаил Вронских. — Технологические преимущества у ГМО действительно есть. Одни из них устойчивы к вредителям и болезням, другие — к гербицидам, и тогда технология [обработки угодий] облегчается, не нужно использовать множество химических препаратов. Но если не доказано, что ГМ-продукция безопасна, эти преимущества равняются нулю. Здесь собака зарыта — безопасность ГМ-продуктов не подтверждена даже на уровне нескольких поколений лабораторных мышей, дрозофил.

Похожей позиции придерживается исполнительный директор Международной ассоциации хранителей реки «Eco-TIRAS» и член Национальной комиссии по биологической безопасности Илья Тромбицкий:

Поскольку экспериментальная оценка рисков употребления ГМ-продуктов чрезвычайно дорога (1 миллион евро стоит только один ГМО), многим государствам она недоступна.

В левобережье тему ГМО поднимает лишь бендерская неправительственная организация (НПО) «Экоспектр». Её руководитель Иван Игнатьев является и сопредседателем Общественного экологического совета.
Одни люди потенциально готовы употреблять ГМ-продукты, другие — нет, но в магазине или на рынке они должны делать свой выбор сознательно, — считает Иван Игнатьев.
Есть ли у населения такая возможность?

Что думают люди?

Что потребители знают о ГМО? Авторы материала заглянули в магазины Бендер и Бельц. В общей сложности удалось проинтервьюировать около 20 человек. Прежде всего нас интересовал ответ на вопрос: «Чем вы руководствуетесь, когда выбираете продукты?»

Ценой, — ответил бендерчанин средних лет. — Теперь, когда 15 % зарплаты приднестровских бюджетников будут заморожены, моя семья может себе позволить только самые дешёвые продукты.

— Обращаю внимание в первую очередь на цену продуктов, а потом на их состав, срок годности, качество. Стараюсь покупать наше, молдавское, а не зарубежное
, — сказала нам бельчанка.

Похоже рассуждают почти все респонденты. Возможному присутствию в продуктах ГМ-ингредиентов они, как правило, не придают особого значения, о связанных с трансгенами потенциальных рисках знают мало. Более того, многие опрошенные имеют смутное представление о ГМО, порой путая их с химическими добавками.

Такое же анкетирование проводило и «Экоспектр» ещё в 2005 году и получило сходные результаты.

А присутствуют ли продукты с ГМ-компонентами на наших прилавках?

Всё «Без ГМО»?

Молдавское законодательство предусматривает, что на этикетке и/или в сопроводительных документах продуктов питания и семян должно быть чётко указано наличие в товаре ГМО. К примеру, Закон о биологической безопасности, принятый ещё в 2001 году, определяет: «Слова "Продукт содержит генетически модифицированные организмы" являются обязательными как на этикете, так и в сопроводительных документах. Информация о наличии генетически модифицированных организмов должна занимать не менее 10 процентов площади этикетки и/или сопроводительных документов. Признается содержащим генетически модифицированные организмы или их производные продукт, включающий не менее одного процента таких организмов от его общей массы, а для семян — 0,3 процента».

Есть и санитарные нормы по этикетированию, утверждённые Минздравом РМ в 2004 году, по которым выражение «произведённый из генетически изменённого (название продукта)» должно присутствовать в перечне ингредиентов.
Мы провели простой анализ этикеток в нескольких бельцких супермаркетах. Из огромного изобилия продуктов решили обращать внимание на те, что произведены из кукурузы и, конечно, сои, входящей в состав широкого спектра продовольствия — от колбасы до конфет. Под особым подозрением были импортные товары, но и отечественные мы не упускали из виду. Маркировка «Содержит ГМО» нам не встретилась ни разу за несколько посещений торговых рядов.
Не видели такие указания на упаковках и опрошенные нами потребители и эксперты. Даже товаровед с многолетним опытом, хозяйка бельцкого продуктового магазина, с которой мы побеседовали, ни разу не сталкивалась с подобной надписью на этикетках или документах.

Зато на товарах, выставленных на прилавках магазинов на обоих берегах Днестра, довольно часто встречается ярлычок «Без ГМО». Вот он красуется на бутылке украинской минеральной воды.

Минеральная соль по определению не может быть генетически модифицированной. Эта надпись — всего лишь ловкий рекламный трюк, — заметил эксперт Илья Тромбицкий.

Такая же маркировка замечена и на других товарах. Стоит ли ей доверять?

Проверить производителя или поставщика нельзя. Ни на правом, ни на левом берегу Днестра нет сертифицированной лаборатории, которая могла бы провести экспертизу на присутствие ГМО. Это можно сделать за рубежом. Стоимость одного анализа — 300—350 евро. Понятно, что на обоих берегах Днестра нет средств, чтобы протестировать всё импортное продовольствие.

«Сознательно никто не выращивает»
¬
Так, может, всё-таки тревоги насчёт наличия ГМО в обоих регионах преждевременны?

— ГМО есть, — уверен сотрудник бельцкой фирмы, занимающейся реализацией сельхозпродукции. — «Лидеры» (руководители фермерских хозяйств. — Прим. авт.) этого не признают, но такие семена у нас используются. Знаю о таком случае: даже особо не обработав землю, «лидер» внёс особый гербицид, после чего засеял поле. Сорняков нет, а культура успешно растёт. Затрат гораздо меньше. Не могу сказать, как обстоит с другими культурами, но соя у нас практически вся модифицированная, рапс тоже.

В подтверждение своих слов наш собеседник привёл историю с одним из заводов в левобережье: крупная партия произведённого им соевого шрота (используется как корм для скота) была забракована в России по причине наличия ГМО. «Завод хоть и в Бендерах, но сою закупает и в наших хозяйствах», — отмечает наш источник.

Подтверждение этой информации мы нашли в российских СМИ. В них опубликовано сообщение пресс-службы Управления Россельхознадзора по Белгородской области о том, что в марте 2013 года специалисты службы «предотвратили крупную поставку соевого шрота на территорию Российской Федерации из Республики Молдова с наличием ГМО». В Россию было ввезено в общей сложности 37 вагонов (более 1825 тонн) шрота, произведённого на Бендерском маслоэкстракционном заводе. Лабораторные пробы показали превышение допустимого уровня ГМО. Ну а поскольку молдавские корма, полученные из ГМО, не прошли требуемую государственную регистрацию в России, груз вернули производителю.

Судя по официальным данным, в Молдове ГМ-растений быть не должно. Так, Минсельхоз Молдовы сообщил нам, что «сорта сельскохозяйственных культур проходят официальные испытания, и до настоящего времени в Каталог сортов растений РМ не включён ни один сорт или гибрид с пометкой “генетически модифицированный”».

И фермеры не признают того, что выращивают модифицированные культуры. Вот что, к примеру, говорит Александр Слусарь, председатель Союза ассоциаций сельхозпроизводителей Молдовы «УниАгроПротект»:

Мне такие случаи не известны. Ни от кого из тех, с кем я знаком, кто состоит в нашей организации, я не слышал об использовании ГМ-семян. Возможно, есть отдельные случаи. Но широкого распространения такая практика не получила. И, надеюсь, не получит.

Никто из приднестровских аграриев не выращивает ГМ-растения сознательно, — отметил директор агрофирмы «Дружба» из села Протягайловка Даниил Матчин. — Но кто поручится, что среди завозных семян нет трансгенов? У нас нет специалистов, которые могли бы это определить. У меня вызывают сомнения заграничные корма, которыми сейчас пичкают скот и птицу. За шесть месяцев свинья достигает веса годовалого животного. За полтора месяца вырастает курица. Разве это нормально? А мы потом удивляемся, что даже у мяса с рынка нет никакого вкуса и запаха.

Трансгены переделывают мир под себя

Поставщики семян, в свою очередь, говорят, что не реализуют семенной материал ГМ-культур. По крайней мере в этом нас в одной из бесед заверил работник бельцкого предприятия, продающего семена: «Мы не занимаемся, не ввозим такие семена. Нам это запрещено». Правда, он допускает, что частным образом ГМО могут в страну попадать — ведь соблазн использовать более урожайные и устойчивые ГМ-культуры велик: «Возможно всё. К примеру, провезти семена автобусом, положив их в сумку или дипломат».

И в этих словах оказалась правда. Авторы материала поставили несложный эксперимент. Мы решили провезти мешочек с семенами рапса с Украины в правобережье через левый берег Днестра. Положили груз в сумку и направились к контрольно-пропускному пункту в Кучурганах (Украина). Встали в очередь, предъявили документы и оказались по ту сторону границы. В Первомайске (левобережье) тоже проблем не возникло. Несколько горстей семян никого не заинтересовали. Двигаемся на другой берег Днестра. Обошлось без приключений и на таможне в Бендерах. Рапс «без документов» благополучно добрался до Кишинёва. А ведь его происхождение может быть весьма сомнительным.

Впрочем, специалистов волнуют всё-таки не мелкие случаи нелегального провоза семян, а ситуации, когда в Молдову вполне реально могут попасть тонны незаявленных семян ГМ-культур. Эксперты рассказали нам, что в минувшем году проводились контрольные закупки семян кукурузы и сои, которые показали любопытные результаты относительно состояния дел с ГМО.

Мы запросили информацию об этом в Министерстве окружающей среды РМ. В ответе министра Валентины Цапиш отмечается, что в 2013 году были собраны по четыре пробы кукурузы и сои у наиболее крупных производителей этих культур в разных зонах республики. Пробы отправили для лабораторного анализа в Национальный институт по оценке риска продуктов питания и животноводства Литвы, аккредитованный международным сертификатом.

«Результаты анализа показали, что протестированные пробы не являются генетически модифицированными. Анализ также показал наличие некоторого количества сои (загрязнитель) в пробах кукурузы, которая дала положительный результат на присутствие ГМО. Литовские коллеги, опираясь на их опыт по выявлению ГМО, сделали заключение, что данный результат может быть классифицирован как ботаническое загрязнение», — указано в письме министерства. Добавляется также, что эти пробы были взяты в Бричанском и Штефан-Водском районах.

В ответе министра не поясняется смысл фразы «ботаническое загрязнение». Но, следует полагать, она служит косвенным подтверждением негласного присутствия трансгенной сои на молдавских полях.

На левом берегу Днестра ситуация не отличается большей определённостью.

90 % семян в левобережье завозится. Гарантированно производит экологически чистые сорта и гибриды только НИИ сельского хозяйства: они выращиваются под контролем авторов и продаются лишь на территории института. Но доля этой продукции на общем фоне ничтожно мала.

Вал некачественных семян поступает в Приднестровье с Украины. Кто поручится, что среди них нет генетически модифицированных? — заметила заместитель директора заповедника «Ягорлык» Татьяна Шарапановская.

Между тем с трансгенами связаны не только гипотетические, но и вполне реальные риски. Среди ближайших родственников рапса — обычная сурепка. Уже доказано: ген устойчивости, скажем, к «химии» может передаваться ГМ-растениями аборигенам при опылении. Что вы скажете, если на вашем поле вдруг вымахает суперсорняк? Избавиться от него непросто. Как и трансгенный рапс, зелёный монстр будет успешно противостоять гербицидам, засухе и заморозкам.

Вероятность того, что ГМ-растения в Приднестровье уже есть, весьма велика, — считает Иван Игнатьев. — На одном из заседаний круглого стола по биобезопасности, который состоялся по инициативе Общественного экологического совета несколько лет назад, всплыл малоизвестный факт: в Приднестровье пытались районировать ГМ-картофель. Потом от него отказались, но ведь на соседних участках рос обычный «второй хлеб». Он вполне мог «заразиться» от трансгенного собрата путём перекрёстного опыления.

По данным экологов, ГМ-загрязнение ставит под угрозу биоразнообразие на обоих берегах Днестра. Тревожные симптомы уже налицо. По сравнению с 40—50-ми годами прошлого века у нас стало меньше видов и культурных, и, главное, диких растений.

А дальше — больше. Это ведёт к истощению естественного плодородия почвы. Гибнут насекомые-опылители. В Канаде, где трансгены широко распространены, уже всерьёз забеспокоились по поводу резкого сокращения количества пчёл.

Четыре пятых стран мира приняли Картахенский протокол, — заметил Илья Тромбицкий. — Благодаря этому документу, существует система уведомлений, которая регулирует провоз ГМ-растений через границу. Если на территории нет такого механизма или он не работает, страна рано или поздно заражается трансгенами.

ГМО в законе

В Молдове правовой механизм был создан ещё в 2001 году, когда был принят Закон о биологической безопасности. Документ «регламентирует виды деятельности, связанные с получением, испытанием, производством, использованием и реализацией организмов, генетически модифицированных с применением методов современной биотехнологии». Более того, в нём предусмотрена ответственность за незаконное производство, импорт/экспорт, реализацию ГМО. Закон обязал правительство в течение года представить Парламенту предложения о внесении в Кодекс об административных правонарушениях и в Уголовный кодекс соответствующих изменений. Однако требуемые поправки в кодексы, как мы убедились, не внесены по сей день.

Зато на основании закона была создана Национальная комиссия по биологической безопасности — межведомственный орган, наделённый функциями по выдаче разрешений и контролю за деятельностью, связанной с ГМО. В состав этого органа входят 13 человек — сотрудники различных министерств и ведомств, учёные и представитель НГО. На комиссию возложена и обязанность информирования общественности.

Очевидно, именно с этой целью был создан сайт «Биобезопасность в Молдове» — biosafety.md, который, правда, не имеет прямого отношения к комиссии по биобезопасности — его курируют структуры при Министерстве окружающей среды. Там есть разделы, посвящённые комиссии, профильному законодательству, проектам нормативных актов, уведомлениям о ГМО, а также реестр генетически модифицированных организмов. В реестре ГМО на сайте нет ни одной записи, а из уведомлений опубликовано только одно — датированное ещё 2007 годом. Согласно ему, Молдавский государственный университет предупредил Национальную комиссию по биобезопасности о намерении внести и культивировать в полевых условиях генетически модифицированный табак (как мы потом выяснили, этот запрос был отклонён). Никакой другой официальной информации об использовании ГМО на сайте нет.

В Национальной комиссии по биобезопасности сетуют на несовершенство профильного законодательства, а также на то, что не ясен статус этого органа. Из ответа секретариата комиссии следует: у данной структуры нет юридического статуса, собственной печати и финансирование на данный момент отсутствует. Комиссия не выдала ни одного разрешения на деятельность в этой сфере и не обладает статистикой об использовании ГМО в Молдове. Однако есть информация о попытке незаконного ввоза в страну крупной партии соевого шрота с содержанием ГМО. Генеральная прокуратура даже возбудила уголовное дело по факту ложного декларирования продукции несколькими импортёрами. В то же время в 2013 году два экономических агента получили согласие комиссии на временный импорт из Евросоюза соевого шрота с наличием ГМО. Чиновники заверили: согласно документам, этот шрот содержал менее 0,4 % ГМО, тогда как закон устанавливает потолок в 1 %.

Эксперты обращают внимание на проблемы в исполнении принятого 13 лет назад закона.

В Молдове лучший в СНГ Закон о биобезопасности, но он не работает, — считает Илья Тромбицкий. — Он появился ещё в 2001 году при активном участии НПО. Была создана и Национальная комиссия по биобезопасности. Но с тех пор не было поступательного движения. Например, нужно внести изменения в Уголовный и Административный кодексы. При ввозе семян в Молдову в декларациях откровенно врут, -
но поставщиков нельзя привлечь к ответственности. Если же государство экспортирует, а не импортирует зерно, только один скандал с контрабандой ГМ-зерна бросит тень на всю продукцию, вывозимую из страны. Европейцы не станут импортировать продукцию с территории, которая является для них terra inсognita в отношении ГМО. Одним из обязательных условий экспорта сельхозпродукции с какой-либо территории как раз и являются действующие там законы, которые предупреждают экспорт ГМ-продовольствия. Заметим: действующие, а не провозглашённые!


Остаётся добавить, что на правобережье Днестра сейчас пытаются гармонизировать местное законодательство в соответствии с европейскими нормами в том, что касается контроля и маркировки продукции, содержащей ГМО. В частности, созданная в 2013 году структура — Агентство по безопасности продуктов питания — должна до конца этого года разработать и внедрить нормативный акт, который обязывал бы экономических агентов маркировать ГМ-продукты, хотя определённая правовая база, как мы убедились, уже имеется. «Потребители должны иметь возможность выбирать, употреблять им или нет ГМ-продукты», — объяснил в СМИ задачу изменений директор агентства Ион Сула. Как эта цель будет достигнута без сертифицированной лаборатории, не сообщается. Однако в молдавском правительстве нас заверили, что «принимаются меры для создания такой лаборатории с целью обеспечения исключения ввоза в страну ГМО».

Ещё об одной новости мы узнали, уже завершая работу над материалом. Как оказалось, сейчас Минэкологии РМ разрабатывает новый проект закона о биологической безопасности, гармонизированный с европейскими директивами. В ведомстве обещают: с его принятием «будут внесены дополнения и изменения в Кодекс о правонарушениях». Также министерство «поддержало законодательную инициативу Парламента РМ о внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты относительно ГМО».

Когда все эти намерения воплотятся в жизнь и станут ли правовые новшества более функциональными, чем существующие нормы, покажет будущее.

На левом берегу Днестра пока только обсуждают необходимость Закона о биобезопасности.

В Приднестровье в отношении ГМО законодательный вакуум. С 2007 года мы стараемся достучаться: необходимо принять Закон о биобезопасности, — сказал Иван Игнатьев. — В 2010-м Общественный совет предложил проект рамочного закона, а Министерство экологического контроля и природных ресурсов взяло обязательство выйти с законодательной инициативой. Власть сменилась, Министерство экологии было упразднено, и наш вопрос «потерялся». Недавно теперь уже в Министерстве сельского хозяйства и природных ресурсов по инициативе Общественного экологического совета состоялся круглый стол «Создание системы биологической безопасности: вызовы и решения». Общественный совет готов опять предложить проект закона. Правда, недавно я получил ответ из Министерства сельского хозяйства и природных ресурсов: хотя проблема признана актуальной, но принятие закона вызывает сомнения в связи с тем, что сегодня в Приднестровье сложилась «напряженная экономическая обстановка» и отсутствуют организации и специалисты, способные «осуществлять реализацию биологической безопасности».

Между тем биобезопасность — межведомственный вопрос. Это совместная компетенция министерств экологии, здравоохранения, сельского хозяйства, учёных, Таможенного комитета, производителей сельскохозяйственной продукции, общественности.

Интересно, что тема ГМО на обоих берегах Днестра беспокоит прежде всего гражданское общество. С его подачи обычно поднимается эта проблема и продвигается её решение. Здоровье нации сама нация и должна спасать.
…В магазине рядом с вашим домом ещё нет ГМ-продуктов? На вашем участке ещё не растет ГМ-картофель? Значит, их уже везут к вам.

Наталия БАРБИЕР (Бендеры)
Руслан МИХАЛЕВСКИЙ (Бельцы)

Материал подготовлен в рамках проекта «Независимые средства массовой информации для продвижения демократических процессов и укрепления гражданского общества», который реализуется при финансовой помощи Государственного департамента Соединенных штатов Америки.
ГМ-продукты: есть или не есть?
ГМ-продукты: есть или не есть?

Как отмыть воду?

Нечистоты совершают в природе свой круговорот. Они не возникают ниоткуда и не исчезают бесследно,

Есть ли жизнь на Марсе и информация на Земле?

Среднестатистическому приднестровцу легче получить информацию о количестве жидкости на Красной

Днестр: вчера, сегодня, завтра

Водной артерией, протяженностью в 1352 км,принято называть одну из самых значимых рек Восточной

Миссия невыполнима?

Мусорная катастрофа неизбежна, если мы и дальше будем управлять отходами так, как делаем это

Экологические общественные организации Приднестровья обеспокоены складывающейся ситуацией

На нашем ресурсе 6-02-2012 был размещен материал о состоявшемся круглом столе в г. Бендеры, на