Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » Инвалидом делает не болезнь, а среда

Инвалидом делает не болезнь, а среда

8-07-2014, 20:29  1340
Статья 16 Конституции ПМР гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью общества и государства. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения». Статья 17 добавляет: «Все имеют одинаковые права и свободы и равны перед законом без различия пола, расы, национальности, языка, религии, социального происхождения, убеждений, личного и общественного положения». Остальные статьи раздела II основного закона республики долго и основательно перечисляют, какими же правами, свободами (и обязанностями – куда ж без них-то?) наделен гражданин. Звучит красиво, демократично, справедливо. Но, увы, порой эти декларации так и остаются только на бумаге.

Невидимые для закона


Есть у нас несколько категорий населения, которые зачастую остаются «невидимыми» для закона и всех тех благ, которые он гарантирует: они либо изолированы от общества, либо просто им игнорируются, либо воспринимаются как объекты благотворительности, но только не как равноправные члены общества. Среди них - люди с инвалидностью.

Их ущемляют в их праве на образование, свободное использование своих способностей, праве на социальное обеспечение, праве на трудоустройство, самостоятельную жизнь в обществе, свободное передвижение, участие в выборах. Бороться за свои права с государственной машиной трудно любому гражданину, а уж человеку с ограниченными возможностями – тем более. Да и как бороться, если, скажем, в здание прокуратуры или суда ведут высокие ступени, которые тому же инвалиду-колясочнику просто не одолеть…

Отсутствие доступной среды для людей с инвалидностью является главным тормозом в осуществлении их прав. Например, многие дети-инвалиды не имеют шанса получить среднее образование и вступить во взрослую жизнь с аттестатом зрелости – наши школы не рассчитаны на детей с особенностями развития или передвижения, в них нет лифтов, пандусов, специально оборудованных классов и соответствующе обученных педагогов. Да, учителя приходят к таким детям на дом – государство обязало, но, как показывает практика, делают это неохотно и обучают поверхностно. С таким уровнем полученных знаний говорить о продолжении ребенком учебы в каком-либо вузе не приходится. Так нарушается право человека на образование.

Родители детей с инвалидностью зачастую не имеют возможности работать, так как им просто не с кем оставить ребенка; специальных заведений, где дети могли бы находиться в течение дня и обучаться, у нас крайне мало, вот и приходится мамам выживать на одно пособие по инвалидности, что, опять таки, привязывает и взрослых, и детей к дому. Налицо - нарушение права на социальное обеспечение.

Любой человек с ограниченными возможностями из-за отсутствия доступной среды оказывается практически замкнутым в четырех стенах своего жилья: человек с нарушениями опорно-двигательного аппарата не может самостоятельно выбраться в магазин, аптеку, банк, кинотеатр – элементарно по причине отсутствия пандусов; незрячий не может безопасно передвигаться по улицам, т.к. практически нет светофоров со звуковым сигналом, подтверждающим зелёный свет.

А ведь у нас есть очень хороший закон «О социальной защите инвалидов», который обязывает власти на местах обеспечивать беспрепятственный доступ инвалидов к объектам социальной инфраструктуры. Но, увы, закон хорош только на бумаге, в реальной жизни он практически не работает. Если пройтись по улицам Тирасполя и Бендер и посмотреть, насколько же городская среда доступна людям с инвалидностью и как на самом деле исполняются нормы вышеупомянутого закона, то итоги окажутся неутешительными. Так, из всех увиденных нами магазинов пандусы оказались только у супермаркетов «Шериф», у остальных - ступеньки, по которым инвалид-колясочник самостоятельно не взберется. Нет пандусов в ряде лечебных учреждений, например, в тираспольской поликлинике №3 по ул. 25 Октября, в бендерской поликлинике микрорайона «Солнечный», также в кинотеатрах обоих городов, государственном театре, ряде аптек и кафе. Правда, в центре столицы, пиццерия «Андис-пицца» соорудила пандус – ну, хоть кто-то... Нашли еще несколько пандусов – в центральной аптеке Бендер, к примеру, по которым человеку со слабыми руками просто не въехать, а съезжать так и вовсе страшно, чревато опрокидыванием – под таким они острым углом. А пандус перед центральным рынком Тирасполя вообще сделан чуть ли не перпендикулярно тротуару. Зачем в таком случае их вообще сооружали, если они не пригодны для нормального использования?

Практически нигде нет съездов с тротуаров на дорогу на пешеходных переходах, хотя, казалось бы, это сделать легче лёгкого: убрать одну секцию бордюра. В Бендерах нет ни одного светофора со звуковым сигналом для незрячих, в Тирасполе таких обнаружено 2: на «Бородинке» и в центре, возле цветочного рынка. Негусто… На автомобильных парковках в центральных микрорайонах нет ни одного специально помеченного места для автомобилей инвалидов.

Но радует, что, наконец, на наших дорогах появились низкопольные троллейбусы. Их немного, но человек на коляске уже имеет шанс добраться из одной точки города в другую без посторонней помощи. Хотя она и в этом случае нужна: водитель должен открыть пандус в троллейбусе, чтобы принять или выпустить коляску. К слову, наши водители научились это делать без лишних напоминаний, хотя и могут побурчать себе под нос о задержке рейса, а на первых порах дело нередко заканчивалось скандалом.

Жить так – значит, быть сильным


Есть в Приднестровье ряд общественных организаций, которые оказывают помощь людям с инвалидностью: одни помогают с процессом социализации, другие – с образованием или медицинской помощью, третьи содействуют реализации их способностей, спортивных или творческих. Это как раз и помогает осуществлять гарантированные Конституцией каждому человеку, и человеку с инвалидностью в том числе, права, но выживать этим организациям крайне сложно. Они держатся на плаву во многом благодаря энтузиазму и упорству их руководителей, которые к тому же знают о проблеме не понаслышке: они либо сами с инвалидностью, либо члены их семей, дети. Помощь же государства таким организациям сводится, увы, к минимуму.

Наглядный пример того, как непросто в наших условиях живется организациям, защищающим права людей с ограниченными возможностями, - Тираспольская ассоциация семей детей-инвалидов (ТАСДИ). Созданный ассоциацией оздоровительный социально-образовательный реабилитационный центр (ОСОРЦ) сегодня посещает около 20 воспитанников – принять большее количество, увы, не позволяют ни относительно маленькое помещение, ни ограниченные средства. Город бесплатно предоставил ТАСДИ место в здании бывшего детского сада и оплачивает коммунальные услуги, но содержание в центре детей и зарплата педагогов идет за счет спонсорских средств – если их удается найти, конечно. Вот в прошлом году, например, с этим было туго, и сотрудники центра весь год работали без зарплаты, хотя за 12 лет существования центра это далеко не первая неприятность. Были и проблемы с помещением, и угроза его лишиться и оказаться на улице, и неприятная перспектива закрытия. Председатель ТАСДИ Лариса Горбатенко неоднократно обращалась к городским властям с просьбой присвоить центру статус муниципального, что означало бы переход под государственное крыло и стабильное, пусть и скромное финансирование, но неизменно получала отказ.

Над входом в ОСОРЦ висит плакат: «Нужно быть сильным, чтобы жить такой жизнью». Эти слова лучше всего характеризуют ситуацию, в которой не по своей воле оказались воспитанники центра, ведь учреждение посещают люди с нарушением умственного развития, лишенные обычного человеческого общения и понимания, возможностей, которые есть у их здоровых сверстников, нормального трудоустройства и достойной зарплаты, уважительного и толерантного отношения окружающих. Им и правда приходится быть очень сильными и терпеливыми, чтобы преодолевать все трудности, возникающие в их жизни.

В центре всех воспитанников называют детьми, хотя их возрастной разброс очень велик: от 7 до 42 лет. В связи с особенностями здоровья этих детей, группы формируются не по возрастам, а по уровню развития. Здесь они не просто проводят время - с ними учат русский язык и математику (многие до прихода в центр не умели ни писать, ни считать!), занимаются лечебной гимнастикой, рисованием и музыкой, изучают рукоделие - вязание, шитье, бисероплетение. С утра – серьезные занятия, после обеда – выполнение домашних заданий и вольное время, когда можно почитать книгу, раскрасить рисунок или поиграть на бубне или маракасах. Также подопечные ходят с воспитателями по художественным выставкам, в церковь, кинотеатр, музеи.

В центре воспитанники находятся до 5 часов вечера, и это дает им возможность как-то занять себя в течение дня и не быть одинокими и изолированными от других, а их близкие в это время могут спокойно работать, зная, что дети под присмотром. Таким образом, благодаря работе центра происходит реализация многих прав людей с особенностями развития – например, права на отдых, на образование, на применение своих способностей.

А бывает, в реабилитационном центре воспитанники находят свою судьбу: так, посещавшие ОСОРЦ девушка и молодой человек познакомились там, полюбили друг друга и поженились. На подходе еще две пары, планирующие создать семью. Где бы еще могли эти люди встретиться и найти своё маленькое счастье, если бы не было центра, если бы его создатели устали от вечной борьбы за место под солнцем и опустили руки?!

Наши дети добрее


Об ущемлении прав людей с инвалидностью родители и сотрудники центра знают слишком хорошо – проходили… Людмила Николаевна Савицкая, бабушка одного из воспитанников, она же и работница центра – повар, уборщица и преподаватель ИЗО, получает за три свои должности всего 1200 рублей зарплаты, но зато всегда рядом с внуком. Его родители лишены родительских прав, и она воспитывает парнишку одна, так что и эта скромная ставка – не лишний плюс к пенсии, которую она получает как опекун. Размер этой пенсии со всеми дотациями составляет около 1000 рублей, но выплата пенсии прекращается, как только опекаемый достигает совершеннолетия. А как жить дальше, возмущается женщина? Ведь все потребности у ребенка остаются прежними, так же надо одеваться, обуваться, питаться, лечиться…

У всех воспитанников центра – первая и вторая группа инвалидности, т.е. нерабочая, их не принимают на работу даже дворниками. В этом плане ОСОРЦ, к сожалению, мало может помочь своим подопечным: сам стеснен в средствах. Удалось трудоустроить лишь одного, и то – в своем же учреждении: Денис работает дворником и получает 500 рублей зарплаты. Сумма мизерная, но для человека с особенностями психофизического развития это возможность приносить пользу и не сидеть дома.

Но для некоторых таких детей любая работа с любым окладом была бы в радость: не у всех есть родные, присматривающие за ними и материально помогающие им. Нередки случаи, когда близкие умирают, и такие люди оказываются никому не нужны, никто за ними не смотрит – лишние члены общества… В этом случае ситуацию спасло бы учреждение, которое работало бы круглосуточно и где нашлось бы место для всех нуждающихся в социальной помощи, говорят в центре. К сожалению, наше государство с его вечно дефицитным бюджетом не может обеспечить открытие и содержание такого учреждения, а те, которые и функционируют, имеют ограничения по возрасту пациентов. Это значит, что многие «особые дети», давно вышедшие из детского возраста, но все еще остающиеся большими детьми по уровню развития, и дальше будут предоставлены сами себе. А общественные организации помочь всем не могут, как бы им этого ни хотелось.

Руководитель ТАСДИ Лариса Горбатенко говорит, что будь у ассоциации большое здание и муниципальная финансовая поддержка, с гарантированными ставками для сотрудников можно было бы реализовать многие замечательные задумки. Например, взять в поликлиниках данные о других таких детях и привлечь их к занятиям в центре. Были бы спальни – можно было бы принимать и лежачих больных, которых сегодня родные вынуждены оставлять одних, убегая на работу. При учреждении можно было бы открыть какое-то маленькое предприятие, где воспитанники могли бы реализовывать свои умения и навыки. К примеру, можно было бы открыть прачечную – подопечные центра отлично стирают и гладят; или социальное кафе для таких же людей с инвалидностью – ребята умеют обращаться с миксерами, ножами, чистят, нарезают, готовят; или швейную мастерскую – они прекрасно шьют и вяжут. Не взирая на нехорошие диагнозы, «особые дети» центра многое знают и понимают, умеют обращаться и с деньгами, самостоятельно ходят на рынок, в магазин, верно, подсчитывают, сколько стоят их покупки. Эти люди могли бы себя реализовать, если бы им дали возможность и помогли. Но, похоже, такими проблемами государство себе голову не забивает...

Однако самая большая трудность, с которой приходится сталкиваться, замечает сотрудница центра Людмила Савицкая, – неприятие и равнодушие общества. У её 16-летнего внука Савицкой горький диагноз – олигофрения, он инвалид детства, плохо разговаривает. «Бывает, он спрашивает что-то у меня в маршрутке, и всем тут же надо оглянуться, как будто я обезьянку везу. Нет, чтобы посочувствовать! Та же ситуация, и когда идем по городу – все оборачиваются, смотрят. Наверное, из-за долгой изоляции наши дети окружающим в диковинку. Я вообще не представляю, когда наше общество будет готово к людям с инвалидностью…», - замечает женщина.

Савицкая вспоминает, как первый раз вывезли детей на море в Одессу: договорились с одним лагерем, но когда детей привезли и в лагере увидели, что это инвалиды, то отказались их принимать. Старшим срочно пришлось искать другой лагерь и хорошо, что мир не без добрых людей и поиски не затянулись: их приютили, пожалели. В итоге воспитанники ОСОРЦа уже несколько раз там отдохнули, и работники лагеря ими неизменно довольны. «Наши дети добрее, аккуратнее, постоянно помогают друг другу и другим людям. Школьники совсем не такие, более жестокие. А у нас всегда очень хорошо, весело, дружно», - говорит Людмила Николаевна.

Ты – личность, а не коляска

Правда, в последнее время отношение общества к людям с ограниченными возможностями потихоньку меняется – медленно, но верно, отмечает директор республиканского благотворительного фонда «Мир равных возможностей», бендерчанин Дмитрий Кузук. Те же низкопольные троллейбусы, о которых мы говорили выше: водители очень неохотно покидали свое водительское место и шли в салон открывать пандус для человека на коляске, порой обзывали таких «проблемных» пассажиров и рекомендовали им сидеть дома, задержками в пути были недовольны и другие пассажиры. Но один недавний случай приятно удивил Дмитрия: когда водитель вышел и без слов откинул пандус в троллейбусе перед его коляской и он легко и быстро съехал на тротуар, толпа на остановке восхищенно ахнула – мол, надо же, и до нас докатилась цивилизация, и у нас теперь есть такая услуга для инвалидов! А ведь в норме это должно быть обычным делом, а не чем-то из ряда вон выходящим, как и прочие гарантированные законом удобства городской среды.

«Есть Конституция, и если она распространяется на всех граждан республики, то должна распространяться и на нашу категорию населения. И если я имею право передвигаться по городу и между городами, то, будьте добры, обеспечьте мне эти условия. Это не так дорого, как кажется, - рассказывает Кузук. - А сказать нет, потому что нет денег - это простое безразличие к людям с инвалидностью. Везде и всегда нет денег, но те же Россия, Украина находят деньги на создание условий для людей, а почему мы не можем найти? Я думаю, что мы пробьем все-таки эту стену. Было бы, конечно, быстрее, если бы кто-то из людей с инвалидностью заседал в том же Верховном Совете и отстаивал наши интересы…».

Но включение инвалидов во все сферы жизни невозможно без ответных шагов со стороны самих людей с инвалидностью, считает Кузук: «Нельзя замыкаться в себе и смиряться с ролью иждивенца на шее государства – надо действовать и доказывать, что ты такой же, как и другие, что ты – личность, а не коляска, как нас обычно и воспринимают». А такие возможности у инвалида есть: это и занятия спортом, и трудовая деятельность, и активное участие в общественной жизни республики. «Я знаю, что могу приносить пользу обществу. И масса людей с инвалидностью могут и хотят это делать. Для этого государству надо просто обратить на нас внимание и создать нам условия, при которых оно само же и выиграет», - говорит он.

Если общество не готово принимать людей с ограниченными возможностями, как равных, его нужно этому научить. Дмитрий выступил с инициативой проведения в общеобразовательных школах Приднестровья для учеников 5 – 7 классов «уроков доброты». И вести их предложил людям, имеющим инвалидность. «Надо добиться, чтобы общество осознало, что люди с особенностями здоровья такие же равноправные его члены, как и все остальные. В подрастающем поколении надо воспитывать сострадание и милосердие к окружающим», - подчеркивает Кузук. И такие уроки стали регулярно проводиться в бендерских школах, причем имеют высокий коэффициент полезного действия.

Хочется верить, что голос людей с инвалидностью все-таки будет услышан, и в нашей республике будет построено более совершенное общество - общество, где нет дискриминации, все люди равны и все права соблюдены. Потому что так правильно. Потому что так справедливо. Потому что так законно, в конце концов. А законы должны исполняться – для того и придуманы…
Жанна Мязина, при содействии председателя Тираспольской ассоциации семей детей-инвалидов Ларисы Горбатенко и директора республиканского благотворительного фонда «Мир равных возможностей» Дмитрия Кузука

Материал опубликован в рамках проекта «Взаимодействие СМИ и общественных объединений для продвижения свободы выражения мнений, прессы и собраний», реализуемого Медиа центром при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Королевства Нидерланды.

Из закона ПМР «О социальной защите инвалидов»

Статья 5. Основы правового положения инвалидов
Инвалиды в Приднестровской Молдавской Республике обладают всей полнотой социально-экономических и личных прав и свобод, закрепленных в Конституции ПМР и в других законодательных актах ПМР.

Статья 9. Обеспечение беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры
1. Исполнительные органы государственной власти и органы местного самоуправления ПМР, организации независимо от организационно-правовых форм и форм собственности создают условия инвалидам (включая инвалидов, использующих кресла-коляски и собак-проводников) для свободного доступа к объектам социальной инфраструктуры: жилым, общественным и производственным зданиям, местам отдыха, спортивным сооружениям, культурно-зрелищным и другим учреждениям, для беспрепятственного пользования общественным транспортом и транспортными коммуникациями, средствами связи и информации.
2. Планировка и застройка городов, других населенных пунктов, формирование жилых и рекреационных зон, разработка проектных решений на новое строительство и реконструкцию зданий, сооружений и их комплексов без приспособления указанных объектов для доступа к ним инвалидов не допускается.

Инвалидом делает не болезнь, а среда
Инвалидом делает не болезнь, а среда
Инвалидом делает не болезнь, а среда
Инвалидом делает не болезнь, а среда
Инвалидом делает не болезнь, а среда
Инвалидом делает не болезнь, а среда
Инвалидом делает не болезнь, а среда
Инвалидом делает не болезнь, а среда
Инвалидом делает не болезнь, а среда
Инвалидом делает не болезнь, а среда
Инвалидом делает не болезнь, а среда

В нашем мире должно быть место для ВСЕХ!!!

Причиной нетрудоспособности людей с ограниченными возможностями является старение населения, риск

Обмен опытом - уникальная возможность совместно решать общие проблемы

В Тирасполе встретились представители общественных организаций с обоих берегов Днестра и обсудили

В нашем мире есть место для всех

Отношение к старикам и к людям с ограниченными возможностями – одно из лучших определителей

Людям с интеллектуальной недостаточностью нужно место в нашем мире

Были подняты проблемные вопросы, с которыми сталкиваются люди с инвалидностью и их близкие, в

Диалог людей с инвалидностью обоих берегов Днестра

В течение двух дней представители общественных организаций Приднестровья будут знакомиться, и