Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » Патент и пол-литра керосина

Патент и пол-литра керосина

10-05-2014, 14:41  1179
Все мы помним известное выражение о том, что «закон суров, но это закон». Говорят еще также, что сила закона – в его соразмерности, то есть он должен быть справедливым, а наказание - соответствующим тяжести нарушения.
В печальной истории дубоссарского индивидуального предпринимателя Николая Кулагина закон, вернее, его применение, оказалось очень суровым, но при этом совсем несоразмерным. Эта история, начавшаяся с милицейских уловок и бутылки керосина, длится уже почти два года, и судебные власти почему-то в упор не видят несоответствие между «преступлением» и наказанием.

Николай Кулагин занимается реализацией строительных материалов и керосина на территории Дубоссарского городского рынка. В субботу 25 августа 2012 года он после болезни и стационарного лечения в районной больнице решил навести порядок в своем контейнере. Так как Кулагин болел и не работал, патент на предпринимательскую деятельность в августе он не брал.

Во время уборки к нему подошел незнакомец, который стал настоятельно просить продать ему бутылку керосина, стоившую 13 рублей. Николай Кулагин в конце концов уступил просьбам и продал. Молодой человек отошел, однако буквально через несколько минут вернулся уже в новом качестве – в роли сотрудника местного отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Его сопровождали еще два представителя ОБЭП. «Покупатель», вернув керосин, потребовал от Кулагина 13 рублей, которые тоже были возвращены.

После этого сотрудники ОБЭП принялись составлять административный протокол – за отсутствие у Кулагина патента. Привлекли его по статье 152-12 КоАП Приднестровья – нарушение индивидуальными предпринимателями установленного порядка осуществления предпринимательской деятельности.
Николай Кулагин дал пояснения, рассказав о том, что с 24 июля по 10 августа 2012 года он проходил курс лечения. За всем, что происходило, наблюдали соседи Кулагина по контейнеру и торговым рядам рынка. Забегая вперед, скажем, что уже суд мог бы опросить и их, но не сделал этого.

А дальше завертелось дело. Дубоссарский районный суд принял решение 4 сентября – меньше чем через две недели после составления протокола. Судья А.В. Евстифеева оштрафовала Кулагина, что называется, по полной программе – на 500 расчетных уровней минимальной заработной платы (РУМЗП), что составило 6,3 тысячи рублей.
С этого начались дальнейшие мытарства дубоссарского предпринимателя - реализатора. Он написал в Верховный суд Приднестровья жалобу с просьбой пересмотреть столь жесткое решение, однако 4 октября коллегия по гражданским делам Верховного суда в пересмотре отказала. Затем от высшей судебной инстанции был получен отказ и в принесении протеста в порядке надзора.

В январе 2013 года Николай Кулагин обратился с письмом к Президенту Приднестровья Евгению Шевчуку. Из Администрации Президента оно попало в республиканскую прокуратуру – с поручением разобраться. 1 февраля 2013 года прокуратура дала Кулагину следующий ответ: «Изучением дела об административном правонарушении установлено, что постановление о привлечении Вас к административной ответственности вынесено судом г. Дубоссары и Дубоссарского района в нарушение норм Кодекса об административных правонарушениях».
Одновременно в Верховный суд было принесено прокурорское представление о возбуждении пересмотра дела. Однако суд опять отказал.

Злоключения Николая Кулагина тем временем продолжались. Налоговая инспекция потребовала от него уплатить 576 рублей в счет стоимости патента за август 2012 года, а также наложила на предпринимателя штраф, санкции и пени в сумме еще 722,9 рублей. И Арбитражный суд Приднестровья своим решением от 1 июля 2013 года налоговиков полностью поддержал. Этот второй штраф, составивший в общей сложности почти 1,3 тысячи рублей, фактически стал следствием того постановления, которое было принято Дубоссарским районным судом 4 сентября.
18 июля 2013 года Верховный суд в ответе, подписанном его председателем В.С. Рымарем, в очередной раз отверг возможность пересмотра административного дела.

Что имеем в итоге? Правоохранительная и судебная система хорошо проехалась по 58-летнему предпринимателю, немолодому уже человеку, участвовавшему, кстати, в создании Приднестровья. Пол-литра керосина стоимостью 13 рублей обернулись более чем 7,5 тысячами рублей штрафа, двумя судебными процессами, кассационной инстанцией, немалым объемом переписки с органами власти и систематическими отказами. Мы возвращаемся к вопросу о соразмерности, который поднимался в начале нашей статьи. Если обратиться к здравому смыслу (и юридическому, и просто человеческому), то соответствует ли наказание совершенному в данном случае нарушению?

Не только суровым, но и справедливым
Не будем комментировать действия сотрудников ОБЭП, которые в нерабочий день фактически подтолкнули Николая Кулагина к тому, чтобы продать ту самую злополучную бутылку керосина, и затем «слепили» из этого административный протокол, повлекший цепную реакцию, в том числе и дополнительное дело в Арбитражном суде. Бог им судья.
Решение по первому делу принимал Дубоссарский районный суд. Да, формально нарушение со стороны предпринимателя - реализатора было, он в суде все честно и рассказал. Да, можно согласиться с утверждением, содержащимся в ответе члена Президиума Верховного суда О.Л. Колесниковой, – санкция статьи 152-12 КоАП, по которой был привлечен Николай Кулагин, предусматривает только один вид наказания – штраф в размере 500 РУМЗП. «В законодательстве об административных правонарушениях отсутствуют нормативные предписания о возможности назначения наказания ниже низшего предела», - уточнила тогда приднестровская высшая судебная инстанция.

Все это верно. Но суть в другом – к делу Кулагина можно было подойти по-иному, чем это сделал Дубоссарский районный суд. Закон дает такую возможность. В КоАП есть статья 21, которая говорит о возможности освобождения от административной ответственности при малозначительности правонарушения. Суд в этом случае может ограничиться устным замечанием.
Учитывая, что речь, повторим, идет об одной 13-рублевой бутылке керосина, эту статью можно и, наверное, нужно было применить в деле реализатора из Дубоссар.
В ответе члена Президиума Верховного суда О.Л. Колесниковой отмечается, что «неприменение судом первой инстанции ст. 21 КоАП … не является основанием для принесения протеста» на судебное решение. Но почему? Вот этого разъяснения в документе Верховного суда уже нет.

Удивительно, но и констатирующая часть самого постановления судьи А.В. Евстифеевой фактически подводит к тому, что при вынесении решения надо было использовать статью 21. Вот цитаты из нее: «При определении вида и размера административного взыскания учитываю, что Кулагин Н.Т. ранее не привлекался к административной и уголовной ответственности, с указанным нарушением согласен и признает свою вину, что является обстоятельством, смягчающим его ответственность, что отсутствуют вредные последствия и соответственно отягчающие обстоятельства… В настоящее время он оформил все необходимые документы и просит его строго не наказывать».
Что же получается? Кулагин – в целом законопослушный гражданин, а не какой-нибудь злостный правонарушитель. По патенту трудится с марта 2010 года. Факт нарушения добровольно признал. Нарушение явно не назовешь значительным. Общественного вреда нет. Так за что же в итоге такой огромный штраф в 6,3 тысячи рублей? Да за хулиганство или мелкую кражу дадут меньше.

«Через несколько дней после выхода из больницы, 22 августа 2012 года, я сдал патент в налоговую инспекцию для продления. 25 августа налоговый орган не работал, поэтому я получил его только 29 августа. Ни суд, ни работники милиции не учли, что весь 2012 год я работал только по патенту, даже в период нахождения в больнице я оплатил патент, хотя налоговая инспекция должна была сделать мне перерасчет по оплате на основании выписки из больничной карточки», - писал отчаявшийся предприниматель в своем обращении к Президенту.
Большой вопрос еще и в том, насколько факт разовой продажи бутылки керосина подпадает под само понятие «предпринимательская деятельность», которое предполагает систематическое получение прибыли. Именно систематическое. На этот аргумент в жалобе Николая Кулагина Верховный суд также, видимо, не обратил достаточного внимания.

Как отметила дубоссарский правозащитник Ирина Сергеева, «мы понимаем, что сегодня стоит задача пополнить бюджет республики». «Но не такими же путями это делать – наказывая по максимальной рядовых граждан, которые выживают, работая на рынке реализаторами». Присоединяясь к этим словам, просим и Президента Евгения Шевчука, и председателя Верховного суда Владимира Рымаря еще раз обратить внимание на дело Николая Кулагина. И сделать все, чтобы закон все-таки был не только суровым, но и справедливым.
Михаил Трофимов
Ирина Сергеева

Материал опубликован в рамках проекта «Взаимодействие СМИ и общественных объединений для продвижения свободы выражения мнений, прессы и собраний», реализуемого Медиа центром при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Королевства Нидерланды.

Кто защитит журналиста?

«Народная власть без информации для народа или средств её получения – лишь пролог к фарсу или

Аккредитация зарубежных журналистов в Приднестровье: доверие или препоны?

В январе нынешнего года в Приднестровье было утверждено новое положение об аккредитации в

Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в ПМР

25 сентября 2012 года Уполномоченный по правам человека в ПМР Василий Калько принял участие в

Давление на СМИ подрывает авторитет нашей Республики и её властей

К сожалению, за 2 года правления новой власти положение практически во всех отраслях жизни нашей