Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » Волгоградские правоохранители 28 января игнорировали УК РФ

Волгоградские правоохранители 28 января игнорировали УК РФ

1-02-2018, 12:29  83
28 января акция сторонников Алексея Навального в Волгограде сопровождалась беспрецедентным массовым задержанием журналистов: несмотря на наличие пресс-карт и удостоверений, полицейские закрыли в автобусе большую часть корреспондентов, освещавших митинг, и возили их по городу вплоть до его окончания. «Медиазона» поговорила с журналистами, оказавшимися в автозаке.

Главный редактор издания V1.ru Николай Смуров
28 числа у нас проходила очередная попытка несанкционированного шествия сторонников Навального под названием «Прогулка избирателей». Я и наш фотограф находились на этой прогулке не из-за того, что мы сочувствуем этим господам, а по работе — мы вели онлайн-трансляцию происходящих событий. Так как мы сотрудники официально зарегистрированного СМИ, у нас обоих были с собой все положенные удостоверения. Более того, у нас с собой была куча дополнительных удостоверений. Большой бейдж на шее, удостоверение сотрудника редакции, удостоверения Союза журналистов России, союза журналистов Волгоградской области и даже международная карточка журналиста — и это все, не считая паспорта. Мы в тот момент не находились в рядах идущих сторонников Навального. Мы стояли даже за зоной оцепления, за рядами сотрудников Росгвардии.

В тот самый момент, когда началась острая фаза операции — то есть полиция должна была приступить к разгону демонстрации — кому-то видимо пришла в голову мудрая идея: «А давайте удалим отсюда прессу!». А как удалить прессу? Видимо, решили, что только путем задержаний. И вот шесть человек присутствующих на месте сотрудников самых различных СМИ — кого вежливо, кого не очень — препроводили в спецавтобус полиции в течение двух-трех минут буквально. Это процентов семьдесят от общего количества присутствующих на акции журналистов. То есть полицейские быстренько сориентировались, кто из присутствующих представляет СМИ, а кто участвует в акции, и целенаправленно отделили тех, кто отнесен к сотрудникам СМИ.

Диалога с полицейскими не было вообще. То есть сотрудники полиции — рядовой состав, который непосредственно осуществлял задержания — они говорили, что начальство приказало, и все: «Там, где-нибудь предъявите, там покажите, там все со всем разберутся». В диалог конструктивный они не вступали, несмотря на многократные попытки предостеречь господ полицейских от нарушения закона. После этого нас ожидала длительная, почти полуторачасовая экскурсия по центру нашего замечательного города-героя Волгограда. Нас держали в автобусе ровно столько, сколько длилась вся операция по разгону этого несанкционированного шествия сторонников Навального. Когда их окончательно всех разогнали, нас привезли в райотдел, отобрали у нас опросы — то есть спросили, где мы находились, что мы делали, при каких обстоятельствах прошло доставление — и даже не назвали нас задержанными, нас назвали доставленными. После чего, забыв извиниться нас отпустили. При том, что мы являлись сотрудниками СМИ при исполнении своих непосредственных обязанностей.

В Волгограде подобные задержания журналистов, по крайней мере, за последние 10 лет работы не случались никогда, ни разу. Тем более, такие неприкрытые, массовые и без диалога. У нас происходила подобная акция сторонников Навального 26 марта прошлого года. Она также сопровождалась и нашей онлайн-трансляцией, и силовыми действиями сотрудников полиции. Никто из сотрудников нашей редакции, ни из других редакций, не были задержаны при этом, доставлены или как-то еще отстранены от работы. В результате все СМИ, интернет, сайты, соцсети, были заполнены многочисленными фотографиями, на которых полицейские либо разгоняют, либо задерживают, либо ведут участников этого несанкционированного незаконного шествия.

В этот раз, видимо, решили, что не надо настолько наполнять интернет и СМИ подобными кадрами. Поэтому тех, кто мог это сделать, отделили непосредственно от события. То есть, по сути, нас лишили права освещать событие, вот это самое возмутительное. Наша трансляция продолжалась в течение этих полутора часов, но по открытым источникам — слова очевидцев, сообщения ГУ МВД по Волгоградской области. То есть мы не могли продолжать выдерживать однозначно объективную и равноценно представленную позицию всех сторон. Мы были лишены даже просто картинки с места. Мы не знаем, разгоняли там жестко дубинками или нет, допустим. А может быть, там всех несовершеннолетних грубо держали за ухо? Могло быть такое? Могло. Мы не можем теперь подтвердить или опровергнуть слова участников шествия, которые, например, скажут, что там сломали ногу кому-нибудь. Полиция будет говорить, что никому не ломали, только гладили по голове. А мы не сможем возразить, потому что не было корреспондента, не было фотокорра на месте. У нас нет какого-либо подтверждения событий, которые происходили в том месте в то время. То есть, по сути, полиция своего добилась, если они добивались именно этого.

Мы сейчас рассматриваем возможность как написания, так и ненаписания заявления по статье 144 УК (воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов — МЗ). У нас пока не сложилось определенной позиции по этому вопросу. Мы еще думаем, как мы будем поступать, но не исключаем, что заявление будет подано.

Руслан Герасимов, бильд-редактор ИА «НовостиВолгограда.Ру»
Людей собралось немного, но точно больше 200. Организация самого шествия или митинга, безусловно, хромала, но это можно объяснить тем, что он не согласован. Протестующие вели себя достаточно корректно. В самом начале шествия колонну поджидал сюрприз, провокация в виде автомобиля Suzuki Grand Vitara, мешающего проходу колонны. Она стояла одним колесом на тротуаре, и это задержало движение на пять минут. Толпа двинулась по проспекту Ленина, а после выхода из метро на станции Комсомольская, то есть метров через сто от точки сбора, начались задержания.

Задержаны оказались и шестеро журналистов. Задержания были вежливые, но напористые: при просьбе пройти в автозак на мое предложение показать удостоверение было сказано, что «в автозаке и покажете». В него просто последовательно стали приводить всех журналистов, работающих на акции. После этого нас катали по городу в течение часа, пока длилась акция. В автозаке было много общения с полицией: они все понимают и, в принципе, соглашаются с идеями Навального, но служба, форма и так далее.

Я сразу забил тревогу и написал новость в телеграм, что задержаны журналисты, это репостнули все крупные паблики города. Моя редакция предложила помочь вытащить меня из автозака, но я отказался, потому что коллеги и жена, тоже журналист, остались бы в нем. После этого нас привезли в ОВД, откатали паспорта, заставили написать объяснительные и отпустили.

Официально митинг начался в 14:00, шествие — в 14:30, а мое задержание — в 14:42. Что мешало дать возможность людям свободно пройти во улице города и завершить мирно свое шествие, мне решительно неясно. Задержаний журналистов в Волгограде, на моей памяти, и вовсе не случалось — был один случай одиночного задержания, но это, скорее, была случайность, а тут просто вопиющий случай хамства по отношению к журналистам; так наплевать на 144 УК РФ.

Статья 144. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации - наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.
2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, - наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, - наказываются принудительными работами на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 144 Уголовного Кодекса РФ 1. Согласно ч. ч. 1 и 3 ст. 29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Эти конституционные гарантии обеспечиваются Федеральным законом от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации". В соответствии со ст. 1 этого Закона поиск, получение, производство и распространение массовой информации не подлежат ограничениям (за исключением случаев, предусмотренных федеральным законодательством).


Писать заявление по 144 УК сразу не стал, потому что такая идея мне просто не пришла в голову. Сработал эффект неожиданности и неподготовленности к таким действиям со стороны власти. Буду ли это делать в дальнейшем, пока не знаю — нужно разобраться в юридической стороне вопроса.

Журналист-фрилансер: специфика работы в Приднестровье

Разъяснение Государственной службой средств массовой информации некоторых норм Положения о порядке

Наша милиция нас бережет!

В случае, если Вы стали невольным свидетелем неправомерного задержания милицией, Вы имеете право

В Приднестровье введена уголовная ответственность за свободу мысли, слова и убеждений

В Приднестровской Молдавской Республике ввели уголовную ответственность за выражение неуважения к

В Приднестровье пытки не применяют или за них не наказывают?

Согласно информации, полученной в ответ на запрос Медиа центра от Следственного комитета ПМР, со

От МВД Республики Молдова потребованы объяснения в связи с избиением журналистов в центре Кишинева

Для наказания сотрудников полиции, которые своим бездействием способствовали нарушению прав

Тирасполь, Кишинев, Москва, Минск – срок доверия

Аккредитация иностранных журналистов в сравнении Аккредитации, в переводе с итальянского означает