Пыткам – нет!

Переход на сайт


» » Украинцы Гагаузии - как помочь?

Украинцы Гагаузии - как помочь?

2-06-2016, 14:51  410
Самые загадочные формы может принимать явление дискриминации. Иногда его порождает не злая воля, а как раз наоборот, желание «сделать как лучше». Воистину бессмертна эта фраза российского политика В. Черномырдина: «Хотели как лучше, а вышло как всегда».

Есть в Гагаузии маленькое село Ферапонтьевка. Очень интересное тем, что это единственное в Гагаузии «украинское» село.

Когда создавалась Гагаузия, движущей силой революции было известное общественно-политическое движение «Гагауз Халкы» («Гагаузский народ»). Так вот, жителей Ферапонтьевки тогда в шутку, по созвучию, называли «Гагауз Хохлы». Они поддержали автономизацию региона, смело вошли на референдуме в состав Гагаузии, привлечённые гагаузским интернационализмом и статусом близкого им русского языка в автономии (по закону, в Гагаузии 3 официальных языка: гагаузский, молдавский и русский).

Далее стоило бы уточнить, что хотя украинская культура в Ферапонтьевке ещё очень даже жива (гордостью села является известный в регионе фольклорный песенный коллектив «Журавушка»), собственно украинским в Ферапонтьевке владеют не очень уверенно. Язык, который тут в обиходе, не очень-то и украинский, скорее суржик. Кроме того, украинцы составляют в селе только порядка 2/3 населения (670 человек из 1009 жителей, по очень старым данным на 2009 год).

Гагаузы также проживают в Ферапонтьевке в немалом количестве – 255 человек. Было время, их число почти приближалось к числу украинцев, ведь совсем рядом, в 4 километрах, находится в 5 раз более густонаселенное гагаузское село Томай, а с другой стороны подпирает 25-тысячный гагаузский город Комрат.

Село, по моим оценкам, не столько даже маленькое, сколько вымирающее.

По российским меркам 1000 человек – это считалось бы даже большим селом! Но в Гагаузии не редкость села с числом жителей 5 тысяч. А есть и села с 8 тысячами жителей и с 10-ю, и даже больше. Самое крупное село Европы – гагаузский Конгаз – насчитывает 12 тысяч жителей.

Поскольку в составе 1000 жителей Ферапонтьевки слишком много стариков и слишком мало детей, местные и школа, и детский сад неоднократно вставали перед угрозой закрытия. Достаточно сказать, что в прошлом году во всей Ферапонтьевской гимназии обучалось менее 60 учеников! Это в 9-летнем учебном заведении!

Думается, эта диспропорция лучше всяких других слов говорит о степени вымирания села. В лучшие годы молодежь составляла как минимум половину жителей села.

Власти автономии понимают, что закрытие школы стало бы окончательным «закрытием села», поэтому все годы всячески сопротивлялись навязываемой из Кишинева «оптимизации». При формальном, безжалостном к селу подходе, конечно же, значительно дешевле купить и содержать два больших автобуса для ежедневной перевозки за 4 километра в Томай 50-60 детей, чем содержать и отапливать целую школу в Ферапонтьевке. Но при существующих тут тенденциях депопуляции, это было бы то же самое, как лечить разболевшуюся голову не дорогими таблетками, а бесплатным ударом молотка.

Пока что проблему удалось решить созданием эдакого «комбайна» школа-детский сад. Объединили в одном здании, а освободившееся здание детсада планируют со временем реконструировать в Дом престарелых.

Ещё раз отвлекаясь от основной темы, хочется отметить, что ничто не предвещало такой печальной судьбы этому селу, которое «учреждалось» примерно так же, как и все прочие населённые пункты региона.

До 1812 года южная степная часть Молдовы – регион Буджак – была мало заселена, так как на этих земля жили беспокойные, воинственные ногайцы – вассалы Османской империи. 16 мая 1812 года в Бухаресте был заключен мирный договор, по условиям которого османы уступили России все земли между Прутом и Днестром, позже получившие известность под названием Бесарабия.

Первое упоминание о селе Ферапонтьевка относится к 27 мая 1828 года. Основано оно выходцами из Запорожья, в частности, воеводой Ферапонтом, проезжавшим в этих краях, и решившем тут закрепиться. Россия, стремясь расширить и освоить новые пустующие земли, переселила в эти местности более 10 тысяч крестьян из России и с Украины. Часть из них влилась и в Ферапонтьевку.

Село очень успешно развивалось, было ничем не хуже других, соседних. Отсюда выходили в большой мир известные личности, например, Моисей Исаакович Кантор – аргентинский и советский геолог, драматург и эссеист. Руководителями крупных предприятий и организаций на территории России и Украины являются выходцы из села Ферапонтьевка – Городницкий Иван Николаевич, Односталко Александр Иванович, Брунь Александр Александрович.

Подрубила под корень развитие села Вторая мировая война, в которой принимали участие более 200 уроженцев села. В то время в селе столько подворий даже не имелось! Брали на войну иногда и по 2-3 человека с семьи.

Половина из мобилизованных с фронтов не вернулась. Можно сказать, это затронуло тогда каждую семью. Село осталось почти без взрослых мужчин. Таких прямых потерь в ту войну не понесло ни одно село нынешней Гагаузии, ведь болгар и гагаузов на фронт почти не брали, им не доверяли (и Болгария, и Турция были союзницами Германии). Всю мобилизацию в регионе выполнили практически за счет Ферапонтьевки. Её почти вычистили от мужчин.

А потом был ещё и послевоенный голод, который и в гагаузских селах скосил от трети до половины населения. Но голод не косил выборочно только мужчин в расцвете сил, он забирал всех равномерно: и женщин, и детей, и стариков. А в Ферапонтьевке ситуация всё равно осталась, мягко говоря, слегка особенной.

Потом, в спокойные советские (так называемые застойные) времена всё вроде залечилось, замазалось, забылось. Но можно предположить, что это была только внешняя видимость. Демографические проблемы имеют волнообразный характер. И если в каком-то возрастном сегменте выкосить целое поколение, эти проблемы регулярно, через каждые 20 лет возвращаются, всё раскачивая и раскачивая ужасный маятник депопуляции…

И вот теперь, когда «картинка» этого особенного села Ферапонтьевка у читателя более или менее перед глазами, повернемся к сути проблемы, которая и стала поводом для этой публикации.

Есть в селе, как уже было сказано, гимназия. И есть в ней некоторое количество учеников украинской национальности. Если всех учеников менее 60, то можно себе представить, сколько там украинцев среди них. Если две трети, то это не более 40 учеников на 9 классов.

Но Гагаузия – очень толерантный и интернациональный регион, поэтому решили, что украинцы должны иметь возможность изучать в школе родной язык. Тем более что формально организовать это даже проще, чем изучение гагаузского языка: учебники и методические пособия по украинскому языку есть готовые! Достаточно лишь найти одного преподавателя и изыскать средства на его зарплату.

Сказано – сделано. Ферапонтьевские дети с удовольствием изучают родной украинский язык. Но… Лицея в селе нет, и при такой демографической ситуации – быть не может. Поэтому, после окончания гимназии, детям неминуемо предстоит доучиваться в Комрате или Чадыр-Лунге.

И вот тут начинаются те самые проблемы, которые собственно и возникли из-за того, что хотели «как лучше».

– Я приехал в Комрат доучиваться, – рассказывает Иван (имя изменено по просьбе рассказчика). – И оказалось, что продолжить изучение украинского языка у меня тут нет никакой возможности. Мне предложили перейти на изучение… болгарского! Но где украинский, и где болгарский – это лишь формально языки одной славянской группы. Они совсем разные! Это просто невозможно – взять и перейти на болгарский после 9 лет изучения украинского. И успевать наравне с другими лицеистами, которые до этого 9 лет учили болгарский. И сдавать вместе с ними экзамены!

– И как же ты поступил?

– Никак. Учил болгарский. Делал вид, что учу; а учителя делали вид, я могу его учить. Помогали, как могли, тянули; закрывали глаза, где это можно. На улице я не остался, лицей закончил, и даже высшее образование получил.

– Если всё так хорошо закончилось, почему ты не хочешь поднять эту проблему от своего имени в нашей публикации?

– Не знаю, не вижу смысла, не хочу выглядеть «отдискриминированным», – смеется Иван. – Я сейчас сам юрист. Скажут – куда попёрся в газету? Сам знаешь все законы – иди и бейся, чтобы другие также не мучились. Но я не знаю, как можно решить эту проблему, если из Ферапонтьевки в Комратский лицей поступает в год по 2 ученика… Я просто говорю вам – вот проблема. Но я не знаю решений.

– Мы всегда готовы открыть украинский класс в любом лицее города, – прокомментировала ситуацию Софья Торлак, начальник Управления образования Гагаузии. – Но у нас есть чёткие и не нами придуманные критерии: для открытия класса, в него должно записаться хотя бы 10 человек. Это требование Министерства.

– Налицо очевидная дискриминация определенной категории граждан по признаку предоставления доступа к государственным услугам – а именно, в сфере образования, – говорит, в свою очередь, Светлана Миронова, представляющая в Комрате Центр по правам человека. – Однако закон в этой области применяет обтекаемые формулировки. Доступ к образованию на родном языке предоставляется «по мере возможности».

Ситуация приближается к тупиковой. Ни в Комрате, ни в любом другом лицее Гагаузии, по 10 человек каждый год в классы с украинским языком явно не собрать. Как же быть? Лишить украинцев Ферапонтьевки права на изучение родного языка, чтобы они потом не спотыкались об эту проблему в 10 классе? Это не выход!

По мнению Ивана Бамбуляк, юриста Коалиции по недискриминации (зелёная линия 0-8003-8003) – здесь нет никакой дискриминации, а просто необходимость в позитивных действиях в регионе Гагаузии, для молодых людей, которые учатся на украинском языке. Хотя есть требования со стороны Министерства образования, власть должна найти альтернативные решения.

А может быть, Министерство должно изменить свои требования? В виде исключения? Ради толерантности и уважения прав человека, ради недискриминации, может быть можно пойти на перерасход средств и содержать одного учителя для классов с 5-6 учениками?

Или применить хотя бы более гибкий метод: если Министерство согласно давать деньги на полную ставку учителя при 10 учениках, пусть дает хотя бы 70% тех денег при 7 учениках, и 30% при 3 учениках в классе. Пропорционально наполняемости, одним словом. А остальное, может быть, сможет дотировать сама Гагаузия из собственных, каких-нибудь резервных источников? Чтобы вместе, и очень красиво выйти из этой проблемы! Нет нерешаемых задач: просто и обществу, и властям необходимо объединить усилия для решения проблем.

Д. Попозогло

Этот материал подготовлен в рамках проекта «Интеграция в СМИ и общество подхода, основанного на правах человека посредством метода storytelling с участием людей, подвергшихся дискриминации» с участием людей, которые подвергаются дискриминации в Приднестровском регионе и АТО Гагуз-Ери. Реализуется Медиа центром (г.Тирасполь) при финансовой поддержке Фонда Сороса в Молдове/ Программа «Равенство и гражданское участие». Мнения, выраженные в статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают позицию фонда.

Автор благодарит за сотрудничество комратское представительство Центра по правам человека РМ.

Украинцы Гагаузии - как помочь?

Комрат: настало время стать доступным

Первый анализ состояния доступности города был осуществлен представительством в Комрате еще в 2010

Село Виноградное: наказы избирателей выполнены

Период пред выборами – это не только построение планов на будущее, но и время подведения итогов за

Спустя много лет в селе появилась вода

В селе Коржово построили новую водонапорную башню. Спустя много лет у сельчан появилась вода. Это

За круглым столом встретились учителя из Приднестровья и Гагаузии

Это уже не первая встреча педагогов. И всегда мероприятия проходят в теплой и дружественной

Вода в домах - не роскошь, а жизненная необходимость

После многих лет мучений благодаря программе ЕС-ПРООН жители села Коржова сумели получить новую

Биометрические паспорта дают возможность ездить в Европу без виз

Год спустя после отмены визового режима с Европейским Союзом можно сказать со всей уверенностью,